пн.–пт. 10:00–19:00
  • Нижний Новгород +7 (495) 447-60-31
    доставка курьером, оплата при получении
  • Москва +7 (495) 212-71-77
    доставка 1–2 дня, самовывоз в день заказа

В своих воспоминаниях я не буду больше возвращаться к теме «Курска», потому что считаю, что лучшей данью памяти моих погибших  По-моему, это первые мемуары командира советской атомной подводной лодки, написанные и изданные за.

Даже глубина не охлаждала перегретых корпусов лодок. Отсеки превратились в автоклавы, в которых плавились пайковый шоколад и пластилиновые печати. Механизмы исходили маслом, люди — потом, сосновые переборки в жилых отсеках — смолой. Когда-то мореплаватели считали Саргассово море непроходимым из-за зарослей гигантских водорослей, цеплявшихся за днища кораблей. Американцы сделали этот миф явью, только вместо исполинских растений по морскому дну стелились тысячи километров кабелей, связывающих разбросанные по вершинам подводных гор гидрофоны-слухачи в единую оповестительную систему. Подводники оказались в положении разведчиков, которые надеялись укрыться в лесу, где под каждым кустом торчал микрофон, а из каждого дупла подглядывала видеокамера. Стоило только на минуту поднять перископ, как радиометрист тут же докладывал о работе американских радаров, обозревавших поверхность океана с противолодочных кораблей и патрульных самолетов. Ныряли, но проходило время и уже гидроакустик тревожным голосом сообщал о шумах винтов приближающихся фрегатов. Лодки уклонялись от них, следуя новейшим тактическим разработкам. Тем не менее при повторных попытках глотнуть воздуха подвсплытие заканчивалось очередным пируэтом над бездной. Однако невидимый и неслышимый подводный соглядатай залег на дне Саргассова моря. Вот на его прозрачной во всех отношениях арене и разыгралась драма северофлотских подводных лодок. Драма, едва не ставшая трагедией…. Год й после рождества Христова мог стать последним годом нашей эры… Два человека решали судьбу своих стран, судьбу каждого из нас, а, в общем-то, жизнь каждого сущего на планете: Каждый из них мог отдать приказ об атомном ударе. Но был и третий человек, который так же, как и они, решал для себя этот мучительный вопрос. Вопрос по разумению Бога, а не простого смертного. О нем не знал ни Кеннеди, ни Хрущев. О нем и сейчас никто ничего толком не знает… Но он был и он жив в отличие от своих высокопоставленных однодумцев, и я еду к нему домой — на северную окраину столицы: В той дьявольской корриде американских кораблей и советских подводных лодок он был единственным командиром, который имел опыт стрельбы ядерными торпедами…. За противником далеко ходить не надо — американские эсминцы и фрегаты галсируют прямо над головой. Но приказ есть приказ, и Шумков держался на метровой глубине, режа волну поднятой антенной и обоими перископами — зенитным и командирским. Он-то и принес в центральный пост последний радиоперехват:. Он получил распоряжение иметь бортовое оружие в готовности к применению.

Час от часу не легче… Слово, которое второй месяц ныло в мозгу, как больная жилка, становилось реальностью: Два носовых аппарата были заряжены атомными торпедами. Как они взрываются, Шумков знал лучше, чем кто-либо. Год назад он стрелял ими в бухте Черной на Новой Земле. Сначала был залп для надводного взрыва атомного БЗО. Шумков наблюдал за ним в перископ, надев густо затемненные очки. Но и сквозь них пронзительная вспышка света больно резанула по глазам. А дальше, как на учебном плакате — над Черной бухтой встал дымный грибовидный смерч…. Вторую атомную торпеду он выпустил три дня спустя. Она вышла с заглублением в 30 метров, и, пока неслась в назначенный квадрат, Шумков успел увести свою Б за скалу. Но и там он ощутил, как вздрогнул океан, словно раненый кит… Огромный водяной горб вспучился посреди бухты. Гидродинамический удар встряхнул подводный корабль. Хорошо, что успели выключить гидроакустическую аппаратуру…. За те испытательные взрывы китель молодого офицера украсил орден Ленина. Именно поэтому Шумкова, как единственного командира, имевшего реальный опыт стрельбы атомными торпедами, и направили к берегам Кубы — под Америку. Да и экипаж Б был под стать командиру — сплаванный, сбитый, обученный, матросы по четвертому году служили, с такими хоть к черту на рога, хоть на прорыв американской блокады…. В случае перехвата советских судов, они должны были нанести по американским кораблям удар из-под воды…. Мир качался на грани бездны. Это чувствовали все — от русского командира до американского президента. Джон Кеннеди на встрече с журналистами вдруг стал читать наизусть стихи:. Однако американцы уже засекли подвсплывшую на сеанс связи субмарину. Корабли неслись на всех парах с явным намерением тара-нить русскую лодку. От удара по корпусу спасли сорок секунд запоздания ближайшего эсминца и двадцать метров уже набранной глубины. Вой рубящих воду винтов пронесся над головами подводников… А если б меч форштевня все же врезал по рубке субмарины? Пятикилометровая глубина надежно бы скрыла братскую могилу семидесяти восьми моряков. И никаких проблем с международной ответственностью. Сгинула лодка в Бермудском треугольнике так же безвестно, как пропала С в Баренцевом море или дизельный ракетоносец К в районе Гавайских островов — никаких нот и никаких протестов. Воистину — концы в воду…. Что толку переживать о собственной участи, когда на кону стояла судьба планеты — быть или не быть? Больше всего его сейчас тревожило одно: Шумков хорошо помнил последнее напутствие начальника штаба Северного флота, адмирала Рассохо: Но если ударят по правой щеке — левую не подставлять! Взрыв на носовой надстройке! Врубили аварийное освещение, и Шумков сразу же ощутил на себе с полдюжины взыскующих взглядов. Они мешали сосредоточиться и понять: И тут его осенило а если б не осенило?! Это американцы швыряют в воду сигнальные гранаты — три взрыва по международному коду приказ немедленно всплыть.

Но Б стремительно погружалась. Третья граната упала прямо на корпус, и ее взрыв заклинил носовые рули глубины. Глубиномер показывал метров. Это до поверхности моря. До предельной глубины погружения еще меньше. А до грунта — аж пять с половиной километров. Эх, недаром древние пили за живых, за мертвых и за тех, кто в море. Помяните и нас там, в Полярном! В шестом — гудят гребные электромоторы, там ходовые станции под напряжением… Туда соленой воды плеснуть — все равно, что бензином тлеющие угли окатить. Вот только пожара до полной беды не хватало! А корпус лодки звенел, будто по нему хлестали бичами. Хлестали, только не бичами, а импульсами гидролокаторов. Шумков попытался вырваться из нее на жалких остатках энергозапаса. Дергался вправо, влево, менял глубины — куда там. Что-что, а электроника у американцев классная. Сталь стонала под ударами посылок. Виски от них ныли…. Чтобы хватило электричества на рывок, командир приказал выключить электроплиты камбуза и сократить освещение в отсеках до предела. В душной жаркой полутьме застыли у приборов и экранов тени растелешенных до трусов людей с полотенцами на шее. Удивить американцев мы могли только одним: Что мы и сделали…. Эсминцы-охотники и в самом деле этого не ожидали. Полуживая рыбина вырвалась из сети гидролокаторных лучей и на пределе сил вышла из зоны слежения. Б уходила от преследователей со скоростью… пешехода. Старая и порядком истощенная батарея, которую не успели сменить перед походом, выжимала из своих пластин последние ампер-часы. Забрезжившая было надежда на успешный исход поединка снова стала меркнуть, едва акустик бросил в микрофон упавшим голосом:. Шумков сник — сейчас снова накроют.

В воздух были подняты все палубные самолеты и вертолеты. Эсминцы строем фронта бороздили квадрат за квадратом. Искали всей мощью поисковой радиоэлектроники — под водой и над водой. А скорость Б упала до полутора узлов. Дряхлый старец тащится быстрее. Если замрет самый слабосильный мотор экономхода, то лодку просто не удержать на глубине — начнет тонуть. Шумков оглядел мокрые, изможденные лица своих людей, заросшие черной щетиной. Четвертые сутки они дышали не воздухом даже — чудовищным аэрозолем из паров соляра, гидравлики, серной кислоты, сурьмянистого водорода и прочих аккумуляторных газов. Эта адская взвесь разъедала не то что легкие — поролоновые обрезки, которыми были набиты подушки. Шумков не сомневался, что его экипаж дышал бы этим ядом и пятые, и шестые, и седьмые сутки, если бы позволял запас энергии для подводного хода. Но он иссяк раньше, чем человеческие силы. Американские вертолетчики, зависнув над морем, с замиранием сердца следили, как в прозрачной синеве водной толщи смутно забрезжило длинное тело черного чудища. Первыми вынырнули змееголовый нос и фас узколобой глазастой рубки. Без дизелей подводники не могли даже продуть остаток балласта. Сгрудившись у лееров, американские моряки в белых тропических шортах и панамках побрасывали в рот поп-корн и с интересом разглядывали полуголых, в синих разводах людей, которые жадно хватали ртами свежий воздух. Откуда им было знать после своих настуженных кондиционерами кают и кубриков, из какого пекла вырвались эти доходяги? В Москву полетела неслыханная, немыслимая, убийственная шифрограмма: Имею неисправные дизели и полностью разряженную батарею. Пытаюсь отремонтировать один из дизелей. Этот текст радиотелеграфисты выбрасывали в эфир 17 раз. Американцы забивали канал связи помехами. Да потому, что в темноте им было бы легче скрыть факт тарана На свету же увидели бы многие…. Мы же лежали в дрейфе — ни отвернуть, ни уклониться. Я стоял на мостике. Метров за тридцать корабль резко отвернул в сторону — нас обдало отбойной волной. Он покачивался от нас в полста метрах. Я хорошо видел его командира — рыжего, в отглаженной белой рубашке, с трубкой в руке. Он смотрел на меня сверху вниз — мостик эсминца выше лодочной рубки. Вале Савицкому было еще хуже. Он хорошо помнил те дни. Ведь всего каких-то двадцать лет назад в этих же самых водах действовали германские подводные лодки. Однако никакой ненависти к вашим морякам мы не испытывали.

Все понимали, что это продолжение большой политики иными средствами. Никто не хотел большой войны, да еще с русскими. Такая же грампластинка была на лодке и Шумкова Никто не хотел воевать.. Спаси и сохрани наши дизеля!

воспоминания командиров атомных подводных лодок

А о душах мы сами позаботимся.. На больших океанских подводных лодках го проекта стояли три дизеля, три линии вала, три винта Один скиснет, есть еще два, на худой конец, и на одном управиться можно. Тут попахивало мистикой Бермудского треугольника, на южных границах которого и крейсировала Б А точнее, халтурой рабочих Коломенского завода, по вине которых треснули приводные шестерни. Запасные детали такого рода в бортовой комплект не входили. Их даже не оказалось потом на складах Северного флота Вышедшие из строя дизели подлежали только заводскому ремонту. Для капитана 2-го ранга Шумкова это был приговор судьбы.

воспоминания командиров атомных подводных лодок

Из Москвы пришел приказ — возвращаться домой, идти в точку встречи с буксиром. Однако через год я снова туда вернулся — на атомном ракетоносце К Николай Александрович Шумков, капитан 1-го ранга в отставке, живет в однокомнатной квартире вдвоем с женой. На книжной полке — модель подводной лодки. На настенном ковре — икона Николая Чудотворца, покровителя моряков. Конечно, я мог уничтожить своей ядерной торпедой американский авианосец. Но что бы потом стало с Россией? Вооружались на суше, море, в небе и под водой. Хрущев выкрикнул эти слова, ставшие девизом холодной войны, в эйфории от самого мощного за всю историю цивилизации взрыва, который произвели советские специалисты. Тогда, 30 октября года над Новой Землей вспыхнуло на полторы минуты Новое Солнце — термоядерное, мощностью в 50 мегатонн тротилового эквивалента. Этот факт можно было бы считать красноречивым итогом холодной войны, если бы в тот год, когда Хрущев-младший давал свою клятву на верность Соединенным Штатам Америки, полторы сотни молодых его бывших соотечественников не отправились в калужские леса на поиски обломков самолета, в котором погиб в войну старший лейтенант Леонид Хрущев — старший брат новоиспеченного американца. Я видел обрывок его шлемофона, который вместе с осколками пилотского фонаря принес в редакцию поисковик Вадим Чернобров. Капитан 1 ранга Барановский сдал корабль капитану 2 ранга А. Храптовичу, а сам вернулся на Северный флот. В году после легендарного кругосветного плавания в подводном положении, преодолев Атлантический и Тихий океаны, пройдя через пролив Дрейка, на Камчатку прибыла третья лодка К этого проекта командование лодкой принял капитан 2 ранга В. Атомная многоцелевая подводная лодка проекта Первая АПЛ серии вступила в строй 13 ноября г. В течение непродолжительного времени боевой состав ой Дивизии к уже имеющимся трём подводным кораблям этого типа пополнился новыми превосходными подводными лодками проекта РТМ, которые по своим возможностям и характеристикам не только не уступали американским лодкам, но и даже их превосходили. Первыми командирами этих атомоходов являлись: К , Михалев В. К , Сапрыкин В. К , капитаны 2 ранга Гордеев И. К , Позняков А. К , Бабушкин В. К , Хомяков Ю. К , Водоватов В. К , Терёхин В. К , Кондриков П. К , Авдейчик Ю. К и капитан 3 ранга Ушаков В. Таким образом, к началу годов в составе ой ДиПЛ находились в основном многоцелевые атомные лодки второго и третьего поколения и РТМ проектов.

Атомная многоцелевая подводная лодка проекта РТМ. Наиболее действенной и самой заметной своими результатами выполнения боевых задач в дивизии того времени являлась подводная лодка К Впоследствии выяснилось, что торпеда была негерметичной плохо подготовили на минно-торпедной базе , внутрь попала вода и произошло короткое замыкание. Для многих офицеров К выходы на испытания стали фактически первыми выходами в море не считая курсантской практики. Это объяснялось долгим периодом постройки. После прибытия в Западную Лицу служба начала постепенно входить в привычную колею. Усиленная боевая подготовка, отработка задач. И вот уже в г. Но тут вступил в разговор начПО капитан 1 ранга Веденичев, сказавший, что дело носит не только практический, но и политический характер. После окончания классов назначили старпомом в экипаж К Старпом на корабле — главный планировщик, второй человек после командира, который занимается организацией службы, планированием боевой подготовки, ведением документации. Работы много, поэтому дома бывал редко. Поиск лодки противника — своеобразная игра, где главная задача найти противника и не дать ему убежать, а если он обнаружил тебя — оторваться и опять незаметно подкрасться. И это не просто поиск по интуиции, а строгие математические формулы, расчет.

  • Воблер от косадака
  • Лодка ножная
  • Купить лодку для рыбалки с мотором
  • Рыбалка деревня бураково тульская область
  • ГАК у них имел дальность обнаружения на порядок выше, а собственная шумность — ниже. И они нас не подпускали к себе, а за нами следили, и лишь потом нам становилось известно, что за нами следят. И нам, зная, что противник слышит дальше, приходилось хитрить, использовать тактические приемы, заставляющие противника обнаружить себя. А как только он занервничает, увеличит ход — мы его обнаруживаем. Были и контакты, было и слежение. Но тогда такие контакты были относительно недолгими мин. Слежение за ПЛ — целая наука. Однажды после очередного такого выхода он вызвал меня — побеседовать. В кабинете присутствовал начПО. Из беседы я узнал, что меня собираются представить на должность командира ПЛ. И если первоначально предложения начальства о моем продвижении по служебной лестнице не вызывали особого энтузиазма, то сейчас, находясь в должности старпома, я несколько пересмотрел свои взгляды на службу и дальнейшим моим шагом в своей карьере видел назначение себя на должность командира АПЛ хотя далеко не планировал. Уже находясь в этой должности, мне пришлось пройти весьма суровое испытание. После очередной БС меня вызвал к себе Фалеев и сказал:. Выбор пал на меня по довольно простой причине. В то время я находился в море и, в отличие от командиров других ПЛ нашего соединения, не смог отговориться. Он мне посоветовал основательно повторить вопросы живучести, знания и обязанности командира, в т. Кроме того, возможны вопросы аварийности. Я все это повторил, как и ряд других вопросов, а также привел в полный порядок форму. В сентябре г. В первый день нашего пребывания изучали журнал, в котором были все вопросы, которые задавали на ЦКК за последние 5 лет. И надо сказать, вопросы были самые разнообразные! Во второй день у нас была навигационная прокладка. Её прием осуществлял капитан 1 ранга В. Алексин, тогда — зам. Но не все успешно прошли испытания — троим старпомам пришлось уехать, так и не достигнув заветной цели. Следующий этап — собеседование с авторитетной комиссией, которую возглавлял вице-адмирал В. Комиссия собралась в конференц-зале ГШ, всего человек 40, в основном капитаны 1 ранга и контр-адмиралы, представители различных отделов и управлений. Сначала все тихо, потом — шум, голос адмирала: Почему командующий флотом присылает неподготовленных людей?

    Выходит — все, говорит, отправили на Север. Зуб осмотрел мою форму с ног до головы, и первый вопрос его звучал примерно так: Пусть двигатель работает, гоняет воду в ТА, и ничего не будет, а в базе выгрузят и разберутся. Впоследствии выяснилось, что торпеда была негерметичной плохо подготовили на минно-торпедной базе , внутрь попала вода и произошло короткое замыкание. Для многих офицеров К выходы на испытания стали фактически первыми выходами в море не считая курсантской практики. Это объяснялось долгим периодом постройки. После прибытия в Западную Лицу служба начала постепенно входить в привычную колею. Усиленная боевая подготовка, отработка задач. И вот уже в г. Но тут вступил в разговор начПО капитан 1 ранга Веденичев, сказавший, что дело носит не только практический, но и политический характер. После окончания классов назначили старпомом в экипаж К Старпом на корабле — главный планировщик, второй человек после командира, который занимается организацией службы, планированием боевой подготовки, ведением документации. Работы много, поэтому дома бывал редко. Поиск лодки противника — своеобразная игра, где главная задача найти противника и не дать ему убежать, а если он обнаружил тебя — оторваться и опять незаметно подкрасться. И это не просто поиск по интуиции, а строгие математические формулы, расчет. ГАК у них имел дальность обнаружения на порядок выше, а собственная шумность — ниже. И они нас не подпускали к себе, а за нами следили, и лишь потом нам становилось известно, что за нами следят. И нам, зная, что противник слышит дальше, приходилось хитрить, использовать тактические приемы, заставляющие противника обнаружить себя. А как только он занервничает, увеличит ход — мы его обнаруживаем. Были и контакты, было и слежение. Но тогда такие контакты были относительно недолгими мин. Слежение за ПЛ — целая наука. Однажды после очередного такого выхода он вызвал меня — побеседовать. В кабинете присутствовал начПО. Из беседы я узнал, что меня собираются представить на должность командира ПЛ. И если первоначально предложения начальства о моем продвижении по служебной лестнице не вызывали особого энтузиазма, то сейчас, находясь в должности старпома, я несколько пересмотрел свои взгляды на службу и дальнейшим моим шагом в своей карьере видел назначение себя на должность командира АПЛ хотя далеко не планировал. Уже находясь в этой должности, мне пришлось пройти весьма суровое испытание. После очередной БС меня вызвал к себе Фалеев и сказал: Выбор пал на меня по довольно простой причине.

    В то время я находился в море и, в отличие от командиров других ПЛ нашего соединения, не смог отговориться. Он мне посоветовал основательно повторить вопросы живучести, знания и обязанности командира, в т. Кроме того, возможны вопросы аварийности. Я все это повторил, как и ряд других вопросов, а также привел в полный порядок форму. В сентябре г. В первый день нашего пребывания изучали журнал, в котором были все вопросы, которые задавали на ЦКК за последние 5 лет. И надо сказать, вопросы были самые разнообразные! Во второй день у нас была навигационная прокладка. Её прием осуществлял капитан 1 ранга В. Алексин, тогда — зам. Но не все успешно прошли испытания — троим старпомам пришлось уехать, так и не достигнув заветной цели. Следующий этап — собеседование с авторитетной комиссией, которую возглавлял вице-адмирал В. Комиссия собралась в конференц-зале ГШ, всего человек 40, в основном капитаны 1 ранга и контр-адмиралы, представители различных отделов и управлений. Сначала все тихо, потом — шум, голос адмирала: Почему командующий флотом присылает неподготовленных людей? Выходит — все, говорит, отправили на Север. Нелегко пережить смерть товарищей по оружию, тем более что я понимал: Погубило подводников не несовершенство техники, а бездушие тех, кто отправлял их в последний поход. Я утверждаю это, исходя из опыта своей службы на атомоходах. Хорошо помню предпоходовые проверки, которые напрочь изматывали моряков, идущих в море. Инспектора ставили необходимые галочки в документах, и с чувством выполненного долга отправлялись на берег. Как только их машины отъезжали от причала, боцман со старшиной команды трюмных шли в носовую надстройку, где намертво приваривали аварийно-спасательный буй. Через минуту аналогичная операция повторялась в корме. Вся команда знала, что этим мы лишаем себя последнего шанса выжить в критической ситуации.

    воспоминания командиров атомных подводных лодок

    Наверняка знали об этой операции и те, кто только что разрешил нам отправиться в поход. Но на первое место было принято ставить не человеческие жизни, а сохранность имущества, за потерю которого жестоко наказывали командиров. В кормовых отсеках субмарины умирали страшной смертью от удушья оставшиеся в живых подводники. Они не могли выйти на поверхность через спасательный люк, который заклинило. Как оказалось потом, при тренировках водолазов на аналогичном атомоходе, его конструкция не гарантировала успешной эвакуации даже в учебных условиях. В этой связи, как говорится: Как известно в нашем обществе прав тот, у кого больше прав или денежных знаков. Вышестоящему командованию ВМФ терять награды и прочие привилегии из - за принципиального, несговорчивого командира не хотелось. Они прекрасно понимали, что Басов С. Как известно, он жестко и принципиально отстаивал свои позиции в любой инстанции флота. Командуя этой подводной лодкой, капитан первого ранга Басов С. Лодку болтало восьмеркой, что являлось следствием бортовой и килевой качек. Практически весь личный состав мучительно страдал морской болезнью. Он был невозмутим, сосредоточен, спокоен. Периодически заходил к штурману, что- то уточнял и вновь поднимался на мостик. Подменившись, я поднялся покурить. Море штормило, и огромные зелено-бурые валы с определенной цикличностью важно перекатывались через корпус ПЛА. Тяжелые черно-сизые облака полностью покрывали небо. Семен Карпович стоял на мостике в белом от соли реглане и о чем - то сосредоточенно думал. Спикировав на лодку, он пролетел над нами на высоте около двадцати метров. Затем, развернувшись, полетел прямо на нас. Я посмотрел на Басова С. Он напряженно наблюдал за действиями самолета вероятного противника, и при этом вел себя исключительно спокойно. Ни один мускул не дрогнул на его суровом лице. Самолет для прослушивания ПЛА забросал ее буями и, сделав большое количество фотоснимков, так же неожиданно исчез, как и появился. Дальше все продолжалось по плану командира и о самолете вскоре все забыли. Проходя службу в учебном центре подводников, капитан 1 ранга Басов С. Крепкий организм Басова С. Под звуки оружейного салюта гроб с телом капитана 1 ранга Басова С. Светлую память о нем мы навсегда сохраним в своих сердцах. Они живут и будут жить в делах и свершениях нынешнего и грядущего поколений! У каждого мгновенья — свой резон, Свои колокола, Своя отметина, Мгновенья создают Кому — позор Кому — бесславье, А кому — бессмертие! Командир подводной лодки — труднейшая, ответственейшая должность в ВМФ.

    Командир подводной лодки — национальное достояние любого цивилизованного государства. Как правило, ими становятся неординарные, выдающиеся личности способные самостоятельно принимать судьбоносные для Отечества решения. Командир подводной лодки — прежде всего патриот своей Родины! Капитан 1 ранга Медведев Валерий Николаевич является патриотом своей страны, которой он всю свою жизнь беззаветно служил. Свою любовь к Родине он постоянно проявлял в образцовом исполнении служебных обязанностей на многих должностях чрезвычайно тяжелой службы на подводных лодках. Не секрет, что для многих членов современного общества моей страны, такие слова как: О патриотизме сегодня говорят люди разных убеждений и в основном -- благожелательно: Да, ветер подул в ином направлении. Но это не ветер, а скорее всего небольшие колебания воздуха, которые не дают ожидаемых положительных результатов. Ибо, все, что является негативом, -- здесь утверждается, а героические страницы истории России и русского народа исключаются, или нивелируются. Никто, кроме людей враждебных, такое сделать не может.

    Правда о Чернобыле по флотски в губе Андреева

    Значит, существует антипатриотизм, как установка. Вот корень того, что потом старались развивать под предлогом "интернационализма" и что было, наконец опровергнуто историей. Ибо без патриотизма нет ни государства, ни народа. Сейчас можно услышать слова: Подобные высказывания опасны тем, что они связаны с уничтожением духовного начала в человеке. Патриотизм -- это не "привычка". Это, прежде всего то главное и сокровенное, что связывает человека с историей его страны, что заставляет его благоговейно относиться к Отчизне. Патриотизм- фундамент, на котором строится здание государства! Прославленный подводник, узнав о цели встречи, с удовольствием согласился. В назначенное время я нажал кнопку звонка квартиры, где проживает знаменитый подводник. И я увидел высокого статного мужчину пожилого возраста. Несмотря на груз годов в его фигуре легко угадывалась офицерская выправка. Приятное открытое русское лицо украшали умные любопытные глаза. От него исходила энергия тепла и доброжелательности. В его манере поведения легко просматривались чувство собственного достоинства и врожденного благородства. С первых секунд нашего общения я попал под его необычайное обаяние. Забегая вперед, скажу, люди подобные капитану 1 ранга Медведеву В. Это властный, волевой тип человека, умеющий подчинять других своей воле, и способный подчиняться сам. Привычка брать на себя ответственность делает его незаменимым руководителем среднего звена - до высшего они все-таки, как правило, не дотягивают из-за излишней прямолинейности. Как правило, такие люди обладают большим гармоничным духовным миром и сильным характером. Свое отношение к обсуждаемым вопросам выражает прямо. Общаться с ним мне было легко и приятно. Даже в манере общения проявлялась его неординарность. Отец- Медведев Николай Михайлович летал в полярной авиации. В году его жизнь трагически оборвалась при исполнении служебных обязанностей. Вскоре в семье родились еще двое детей. Это были по-настоящему офицерские экипажи, в т. За все годы существования соединения, в тяжелых условиях эксплуатации, мы на "автоматах" не потеряли ни одного человека при фактической борьбе за живучесть корабля. Это в борьбе с пожарами, водой, большим поступлением пара, кренах, дифферентах, провалах на глубину, заклинках различных рулей, ухудшавшейся до чрезвычайно опасной радиационной обстановке. Одного человека на соединении мы потеряли в океане — помощника командира К капитана 3 ранга Игоря Алексеевича Горелова, замечательного человека. Но не из-за конструкторских недостатков, а по собственной глупости, из-за ошибок в управлении кораблем. Нелегкие времена переживает флот, но я верю в наших конструкторов, промышленность, моряков, верю, что в будущем появится корабль с комплексно-автоматизированным управлением и ЖМТ, с маневренными и скоростными характеристиками "го проекта", боезапасом "го" и глубиной погружения "го проектов" нашего соединения.

    Рассказ хочется закончить стихами боевой службы г. Воспоминания командира К контр-адмирал А. Журналист, как я понял, хорошо знакомый с американскими подводниками, даже привстал с места. Звание контр-адмирал присвоено 7 февраля 1 00 I г Прохождение службы: А если и вышел в атаку, то хваленое телеуправление торпед превращается в обычное, ибо надо самому "уносить ноги"… После таких разговоров в кают-компании, надо сказать, у офицеров резко повысился интерес ко всем видам учебы и к бдительному несению вахты. Позже, на берегу, я "подколол" командира той ПЛ, своего старого боевого товарища. Это была отличная оценка опытного боевого командира "нашему проекту". Петр Матвеевич на мостике со мной, нервничает: Придем вовремя, что вы так беспокоитесь, Петр Матвеевич? Если по основание рубки "притопимся", дашь большие обороты? Ну, а торпедные атаки отрядов боевых кораблей наших ПЛ — песня! И это в условиях, когда мы им особо и не противодействовали… Бывали случаи, когда руководители торпедных стрельб задавали очень сложную обстановку, даже с нарушениями условий выполнения стрельб согласно руководящим документам. К сожалению, об этом мало кто знает, кроме самих подводников… Уникальность АПЛ пр. Правда, управлением по курсу и глубине, кроме как на испытаниях, мы не занимались, быстрее было и надежнее — с пульта управления движением ПЛ, но, тем не менее… В принципе и по задумке АПЛ можно было управлять одной боевой сменой в 5 человек как показано на рис. Всплывающая рубка обеспечивала спасение всего экипажа в случае крайней необходимости. Комплексная автоматизация корабля привела также к уникальному размещению ГКП и всего экипажа. Потом с тобой разберемся… И в это же время идет доклад из реакторного отсека: Сам схватился за гарнитуру связи оператора пульта движения: Сколько жизней впоследствии спасла эта идеология… Убедившись, что люди целы и невредимы доклад о готовности ПЛ к борьбе за живучесть от старпома уже прошел в считанные минуты , поворачиваюсь к командиру БЧ-5 В. Что можно было сделать… Других мер безопасности не было.

    К счастью, обошлось без сильных ожогов. Я всегда с огромной благодарностью вспоминаю наших людей. На борт к этому времени уже прибыл командир соединения, в прошлом командир ПЛ другого проекта. Свирепо поворачиваюсь к командиру БЧ А в море был бы "песец", товарищ комдив! Давай 30, не уйдет! Только через 20 минут, — угрюмо буркнул командир. И я тоже развел руками, вспомнив про параметры… У нас, командиров — "автоматчиков", уже выработалась другая командирская психология… На наших "автоматах" непростым был и ГАК. Пускай усталость давит душу, Час расставанья с морем горек… Про нас в жару, ветра и стужу Звучат слова: И все же вспомнишь ненароком, Как бьется по борту волна. Твой дом — твоя родная лодка, И каждый в ней — твой лучший друг. РБ и черная пилотка… И пара крепких, умных рук… Твоя профессия — подводник, И в этом слове сплетены Тяжелый труд и риск, и помни — Ты есть, чтоб не было войны!


    Комментарии

    Комментариев пока нет. Будьте первым комментатором!





    Регистрация





    Вход с паролем



    Забыли пароль?