пн.–пт. 10:00–19:00
  • Нижний Новгород +7 (495) 968-60-31
    доставка курьером, оплата при получении
  • Москва +7 (495) 914-71-77
    доставка 1–2 дня, самовывоз в день заказа

Горный поход III категории сложности

¾ Глиссер – спуск по снежному склону на ногах при помощи ледоруба. ¾ Траверс – движение в сторону. ¾ Бергшрунд – трещина.

С тем и сыграли отбой. О дальнейшем рассказала Юля: Мы с Катериной им жутко позавидовали. Адмирал дал команду собираться и наша команда чухнула на перевал. Первыми поднялись Адмирал и Мастер. Потом я, за мной следом поднялась Катя с возгласом: И втроём с Мастером мы уселись на перевале, ожидая остальных. Новиченко пошёл к перилам. Долго никого не было. Дядя Витя забеспокоился и ушёл следом. Я и Катя, в полном неведении о происходящем, осматривали окрестности. Открывался вид на Сванетию, посёлок Местиа. Как на ладони был виден Далакорский хребет и Лекзырский крест, Башкара, Джантуганское плато. Не знаю, как долго мы этим любовались, пока не появился Ярик. На вопрос, что случилось, почему так долго, он махнул рукой и сказал, что Док провалился в трещину. Причем сказал так, будто попросил чаю налить. Оказывается, снежный мост не выдержал подобревшего на санаторном питании Дока и провалился под ним. Но ничего трагичного не случилось, он повис на схватывающем узле. Выбирался из трещины с помощью жумара и узла стремя. Это происшествие и задержало народ на подъеме. Хорошо сиделось на государственной границе: Но надо было продолжать путь, что мы и сделали, хотя с некоторой опаской. Как бы прекрасна ни была Грузия, а бандитов в ней полно. Поэтому мы старались идти быстро. Поспешишь — людей насмешишь, эта поговорка как нельзя точнее обрисовала случившееся, но всем было не до смеха. Поторопившись при переходе со снега на камни, Юля провалилась и, потеряв равновесие, засквозила по снегу на животе вниз головой. На протяжении пяти метров она сумела развернуться и зарубиться. После всех переживаний, мы поднялись на Джантуганское плато и встали лагерем в небольшой котловине под скалами Аристова. Адмирал налегке поднялся на них и принёс оттуда записку какой-то группы, которая по ошибке назвала одну из скал Аристова вершиной Гумачи. Название этих скал связана с именем Олега Аристова - легендарной личности отечественного альпинизма. Он совершил ряд первовосхождений на безымянные до того времени вершины и первым прошёл новые маршруты в горах Кавказа, Тянь-Шаня и Памира. Участник многих экспедиций, Аристов стал пропагандистом альпинизма. Жизнь его трагически оборвалась на двадцать седьмом году при восхождении на тогдашний пик Сталина, дважды переименовывавшегося — в году в пик Коммунизма, а в указом Президента Таджикистана в пик Измаила Сомони — основателя таджикского государства. Как неожиданно много узнаётся из короткого названия точки на карте! Пока варился ужин, Адмирал разрешил желающим подчистить запас сахара и анакома из слегка разбухшего НЗ, которым так и не пришлось ещё пользоваться. Его щедрость объяснялась предстоящим спуском к очередной заброске в альплагере "Шхельда". Желающие на халявное питание нашлись очень быстро. Ночь прошла неспокойно, то и дело гремели обвалы. Один раз ухнуло где-то поблизости так, что разбудило всех. Ярик утром рассказал, что всё время хотел уйти из палатки куда-нибудь, где тишина.

Утро сулило хорошую погоду. Макс, возжелав побывать на скале, откуда вчера Адмирал принёс записку, начал переодеваться. В лагере под скалами Аристова. Саша повёл команду на вершину Гумачи, а я с Веталем пошёл поглядеть на перевал Западный Джантуган и не прогадал! Он бесшумно проехал около сотни метров по крутому склону ледника Джанкуат и остановился, собрав впереди себя как бульдозер, большую гору снега. К палаткам мы вернулись первыми. Что было у восходителей? Сначала заглянем в Катин дневник. У тура на вершине Гумачи. Вид на Чегет-тау с вершины Гумачи. Вид с неё открывался великолепный. Очень круто смотрелась Чегеттау, на которой виднелись вчерашние следы наших ребят. Под ней был перевал Украина и ниже - место нашей ночёвки. Об этом она поведала сама: Мне понравилось спускаться в кошках по крутому склону. На ноги идет очень большая нагрузка. Мальчишки быстро спустились, я следом. Катя с Игорем шли последними, у Кати были сложности со спуском, а Игорь ей помогал. Я шла сама, сняла кошки, так как к ним сильно подлипал снег. Подошла к лагерю, смотрю сверху, вижу, как там мужики суетятся, вещи собирают. Чтобы к ним попасть, мне надо было спуститься по крутому снежному надуву.

спуск глиссером

Ребята бросили все дела и стали смотреть, как я это сделаю. Тут тем более нельзя лопухнуться. Проехала первый пролет, а там, в конце образовался припорошенный снегом ледяной порожек. Естественно, я в него врезалась и вылетела рыбкой, головой вперед. Эффектно плюхнулась на живот. Кошки и каска, что были у меня в руках, улетели до самой скалы, ледоруб упал под меня. Все как начали ржать, по-другому и не скажешь. Да я и сама хохотала, представив, как это выглядело со стороны, ну прямо полет над гнездом туристов. Отсмеявшись, Жижин сделал мне замечание, что я неграмотно начала спуск глиссером, неправильно ледоруб держала. Мне повезло, что он удачно лег под меня, а так ведь мог запросто пропороть живот. И Мастер пошел показывать, как надо спускаться. Залез наверх, принял правильную позу и поехал. Только в том же месте вылетел рыбкой и в той же позе, в ту же точку приземлился. Вот тут мы точно чуть не умерли. Смеялись до колик в животе.

По страницам старых дневников (Дневник 2001)

Всё происшедшее Юлька изложила точно, хотя я и держал ледоруб правильно, но при встрече с коварным порожком он мне не помог… После сборов мы через перевал Ложный Гумачи, он же Джантуган Восточный 2Б, м , пошли к Зелёной гостинице. Крутой, но короткий взлёт со стороны плато, легко преодолеваемый в кошках и быстро выполаживающийся спуск на закрытый снегом ледник Джанкуат. В конце лета в нём обнажаются трещины, которые легко обходятся. На л-ке Джанкуат, спуск с пер. Вид на ГКХ с Зелёной гостиницы. Это оказалось большой лужайкой под скалой с ручьём, где стояло десятка два палаток, среди их обитателей были туристы из Питера, Англии и другие. Наших ребят взволновала пара девушек, лежавших, в чём мама родила, поодаль у озера под лучами солнца. Демонстративно перекинув через плечи полотенца, Ярик, Ляшов и Вовчик двинулись к воде с намерениями искупаться, понятно, что идти туда пришлось мимо тех русалок… Вот уже приготовили обед, сварили чай, а ребят нет и нет. Тут наши девчата, задетые таким невниманием к себе, устроили ушедшим проверку рефлексов. Вид несущихся к столу босяков, прихрамывающих на острых камешках тропы, развеселил! После обеда за пару часов дошли до капитального моста через Адылсу и на другом берегу встали на полуднёвку. Во время перехода встретили двух туристов из Австрии, которые на ломаном английском пытались у нас выяснить, как попасть на ледник Кашкаташ. Тут отличился Ярик, сумевший без всякой жестикуляции внятно на английском языке ответить иностранцам. Адмирал провёл с Юлей инструктаж по пользованию горелками, досконально разъяснив правила и последовательность работы с ними, но в конце порекомендовал примуса всё-таки не трогать во избежание последствий. Демина, выслушав последнее указание, ушмыгнула в лес со словами: Они вспыхнули из-за неисправности в шланге! Путь к вершине шел по ребру, скалы были простые, и после одной веревки перил мы пошли одновременно со страховкой за выступы. Погода стала улучшаться — в небе показались просветы. До вершины дошли быстро, сняли записку, оставили свою, съели шоколадку и пошли вниз в направлении противоположном тому, откуда пришли. Немного спустившись, пошли по гребню, обходя жандармы, и через два часа вышли на ледник. Пытаясь разглядеть в разрывах тумана путь к Софруджинскому перевалу, мы побежали вниз. Перейдя перевал, пошли по знакомой тропе, которую натоптали во время восхождения на Софруджу. Когда прошли ледник, мы увидели четыре точки на самом верху снежного гребня Зуба. Это были наши, так как в тот день больше никто на Зуб не выходил. Нас мучил вопрос, почему они до сих пор так высоко. Было понятно, что до темноты они не успеют спуститься. Вдруг пошел очень сильный дождь с градом, все опять намокло и стало холодно.

Дождь вскоре закончился, и мы попытались выйти на связь с Геннадичем, это опять не получилось до этого пытались связаться на перевале. На верхних ночевках стоявшие там наши разрядники напоили нас горячим чаем. Они сочувствовали нам, совершившим восхождение в такую паршивую погоду, но когда мы рассказали, где мы видели группу Шпилевского, им стало ясно, что сочувствовать надо не нам. По дороге в наш лагерь и уже там меня преследовала одна мысль: Для связи мы использовали обычные мобильные телефоны GSM стандарта и карты местного оператора, так как на прямой видимости была базовая станция, стоящая в Домбае и до этого сложностей со связью не было. Уже поздно вечером Василич связался с базовым лагерем в Алибеке, и узнал, что ребятам удалось связаться с лагерем. То, что я услышал, меня оглушило, сообщение из Алибека гласило: От нас толку было мало, поэтому Василич пошел к разрядникам в верхний лагерь, что бы послать на гору спас-отряд. В тот вечер, несмотря на усталость, я долго не мог заснуть, в голове все время крутились четыре слова: Когда я проснулся утром и вылез из палатки, ребят с Зуба не было, а по лагерю бродили с грустными лицами мои товарищи по вчерашнему восхождению. Через какое-то время я увидел четыре человека, которые спускались по тропе. И я, спотыкаясь, побежал навстречу. Среди спускавшихся не было нашего скалолаза Шурика и Геннадича. Ребята сказали, что они сильно побились, но передвигаться могут сами и кости вроде целы. Пострадавшие остались отдыхать в верхнем лагере. Из рассказа ребят стало понятно, что когда мы видели четыре точки на склоне, аварии еще не было, просто двое находились вне зоны нашей видимости. Шурик и Шпилевский были в одной связке. Формовка ступеней при движении вверх: На спуске лицом вперед по снегу и мягкому фирну по плотному - в кошках: При увеличении крутизны - разворот лицом к склону и спуск в три такта. При движении траверсом горизонтально и с небольшим набором высоты: Изменение направления движения при подъеме зигзагом, при смене ведущего: Базы на снегу, работа в связках, способы страховки, срыв и задержание, самосброс. Ледорубы, веревки, системы, карабины, репшнуры, аптечка. Отсутствие препятствий на пути выката, подбор участников связок по силе и весу. Проверка навыков владения ледорубом, положения самостраховки, перехваты, формовка ступеней, самозадержание, перекаты, глиссер Пр. Показ и изготовление на пологом склоне точек закрепления для разного снега: Срыв и задержание при попеременной страховке. Один участник организует точку страховки на склоне, второй, находящийся выше по склону, начинает скольжение вниз.

Мы, с удовольствием, дико крича и улюлюкая, купаемся в этом чудесном озере. Вода с температурой близкой к нулю удивительно бодрит! Потом обед в обществе козлов… Вообще к козлам мы уже привыкли и воспринимаем их как неотъемлемую часть этого высокогорного пейзажа. Как видно они тоже облюбовали это курортное местечко возле озёр. Наверное прельстились замечательными снежными пляжами, где многие из них прохлаждались, развалившись в снегу, или, что более вероятно, возможностью чем-то поживиться вокруг нашего лагеря. Отовсюду слышно их постоянное чихание и блеяние. Целое стадо разбрелось по долине. Кто восседает на утёсе, кто лежит в снегу, а кто, как этот самец-вожак, чинно и с достоинством прогуливается вокруг нашего лагеря, гордо вскинув рогатую голову и тряся головой, не брезгуя, однако, скудными подачками с нашего небогатого стола. Кстати, обед готовили на дровах. Откуда здесь на высоте метров дрова, так и осталось для нас загадкой! Неужели кто-то шутки ради, или повинуясь неведомому доселе альтруистическому побуждению, тащил их сюда?! А может у них просто не было примуса? Да-а, оказывается не перевелись ещё богатыри на земле кавказской! Наш командор сегодня просто неузнаваем: И сейчас радует новым известием — ночёвку делаем здесь, хотя сегодня планировалось взятие ещё одного перевала. Остаток дня всячески расслабляемся и оттягиваемся. Первое утро августа выдаётся хмурым и ветреным. Из этой же контрольной записки мы узнаём, что этот перевал пройден недавно группой из Казани. Этот снежный склон вскоре ледником круто обрывается вниз. Левее по нему можно сойти, но необходимо одевать кошки, а справа спуск представляет собой марену, состоящую из груды сыпучих камней. Шура предлагает в целях экономии времени спускаться по камням. Тут Шура и поплатился за своё решение. Внезапно камень уходит у него из под ног, а висящая на боку видеокамера не позволяет вовремя опереться на ледоруб и Шура теряет равновесие… Тяжёлый рюкзак его уже тянет вниз, и он летит спиной назад и головой вниз со склона! Однако Шура не был бы Шурой, если бы так просто позволил себе беспомощно покатиться вниз. Всё это происходит на столько быстро, что мы не успеваем даже испугаться. Меньше чем через минуту наш походный медик Андрей уже осматривает пострадавшего. Пострадавший отделался лёгким испугом, несколькими синяками и ссадинами и, что вселяло серьёзные опасения, довольно широким рассечением кожи на голени. Доктор принимает мужественное решение — шить. Начинается необходимая суета, поиски спирта, ниток, иголок, возникают споры о том как шить и какое обезболивающее колоть. Семёныч, который берёт на себя роль ассистента, вспоминает как недавно ему самому зашивали палец и говорит Андрею о принципиальном отличии шва хирургического от шва, используемого в швейном деле.

Несмотря ни на что, через 20—30 минут, в высшей степени профессионально, были наложены швы, рана была обработана и аккуратно перевязана. Всё это происходило на крутом каменистом склоне у подножия горы София, с которой в любой момент могли пойти камни. К всеобщему удивлению, Шура не только мужественно переносит операцию, а ещё встаёт одевает кошки и спускается дальше вместе со всеми. Идём вниз уже по снегу. По пути встречаем группу в составе десяти человек из Латвии. Значит всё-таки в контрольной записке было указано правильное название, а Вова ошибся, предположив, что это перевал Холодовского, и ввёл в заблуждение возможных посетителей этого перевала своей запиской. Шура, если верить его словам, чувствовал себя замечательно, и Вова решает идти дальше на перевал Ак-Айры. Мы разгружаем Шурин рюкзак и он поднимается вместе со всеми с такой же скоростью. Когда мы оказываемся наверху перевала, там разыгрывается такой шквальный ветер, что временами кажется будто он сдует нас с гребня. На спуске с перевала было потрачено довольно много времени и нервов, несмотря на то, что он классифицируется как 1Б. Съезжаем на дюльфере по страшно сыпучему, каменистому склону, то и дело рискуя пустить камни и на себя и на тех, кто уже внизу. По снежному склону, огибая трещины, съезжаем глиссером, а затем пешком по снегу, потом по камням, которые почему-то напоминают огромные кучи мусора на городской свалке, такие пёстрые тут камни. Скоро выходим к ещё одному озерцу, откуда видна гора София во всём своём величии и перевал Кожухова, на который предстоит завтра подняться. Здесь уже стоит чья-то палатка. Решаем, не дожидаясь хозяев, разбить свой лагерь рядом. Уже после того как расположились и пообедали, замечаем людей, спускающихся со стороны перевала Кожухова. Как и предполагалось, это оказываются хозяева палатки, альпинисты из города Пятигорска. Они ходили на гору София, потратив целый день. В соседстве с ними мы провели ночь и следующее утро. Эту ночь почему-то спалось, именно спалось, а не дремалось. Сегодняшним утром опять подходит наша с Шурой очередь дежурить. Добавить комментарий Отменить ответ Ваш e-mail не будет опубликован. Свежие записи Норвегия — страна троллей и викингов Тренировка по лавинной безопасности с лавинными датчиками и щупами Сушим продукты в поход Снегоступы на кошки А. Должности в туристическом походе. Рубрики Выходные в городе. Отзывы о мероприятиях и интересные места. По всему земному шару. Интересно о разных странах. Творчество навеянное природой Тренировки перед походом Читать про прошедшие походы. Подойдя под скалы, убеждаемся в том, что и этот путь неподходящий — кулуары между скалами узкие, осыпь живая. Траверсируем к снежно-ледовому перевальному взлёту, решаем взойти на него в лоб по ледовому участку крутизной градусов правее бергшрунда. Провешиваем две параллельных перильных верёвки, крепление на ледобурах за перегибом, площадки под ледобуры выкапываем в полуметровом снегу.

Погода постепенно портится, решаем не выходить на траверс хребта Адылсу сразу, так как на хребте спрятаться будет негде. Устраиваем обед, начинает накрапывать дождик, натягиваем тент. Через полтора часа дождь усиливается, становится понятно, что прекратится он нескоро, выходить же на скалы под дождём считаем небезопасным. На седловине есть место под 1 палатку, устраиваем здесь кухню, а места под палатки выкладываем на снегу из камней. Вода есть в небольшой мульде в 50 метрах от лагеря. Всего 2 часа 5 мин. Перевал представляет собой несложную 1Б. Рекомендуем для групп, совершающих походы 2 к. Для прохождения перевала требуется владение связочной техникой. В более снежный период подъём на седловину также можно совершить в связках, без провешивания перил.

Байки с Домбая (Кавказ). Часть 2

Вид подъём к языку ледника Адылсу. Путь по леднику Адылсу. Перевальный взлёт перевала Адылсу. Маршрут по леднику Адылсу. Открытый бергшрунд на взлёте перевала Адылсу. Перила на ледовой части взлёта перевала Адылсу. Группа на перевале Адылсу. Стоянка на седловине перевала Адылсу. Высота — м. Ориентация юго-восток — северо-запад. Начинаем подъём на вершину Узловая, движемся медленно, часто применяя гимнастическую страховку. Сразу же надеваем обвязки, но за весь день они нам так ни разу и не понадобились. Стараемся идти по гребню, но быстро теряем подобие тропы и в дальнейшем идём, выбирая наиболее удобный путь то траверсом склона без набора высоты, то прижимаясь ближе к гребню. Устраиваем разведку в поисках тропы, но если она и существует, то найти её нам не удаётся, только локальные отрезки. В некоторых местах удобные участки гребня маркированы турами. В результате огибаем вершину слева по ходу и выходим на гребень, идущий от вершины Узловой к перевалу Курмычи. Обозреваем окрестности в течение 20 минут, затем спускаемся к рюкзакам. К перевалу Курмычи ведёт широкий плоский гребень, сбегаем по нему к Много места для ночёвок, вода чуть ниже в виде снежника. Далее продолжаем движение по гребню. Вначале он такой же широкий, далее заостряется. Движения плавные, положение тела вертикальное. Очередную ступень выбивают внутренним рантом ноги, стоящей ниже по склону. Поворот на углу зигзага выполняется в следующем порядке: После этого, не отрывая штычка ледоруба от склона, перехватить руками рукоятку и головку ледоруба. Ледоруб теперь направлен штычком к склону слева. Держа ледоруб за головку, стоя на обеих ногах, альпинист втыкает ледоруб в склон на всю длину рукоятки первый такт. Если это не удается с первого раза, операцию повторяют. Образовавшееся в снегу фирне отверстие можно расширить, поворачивая ледоруб за головку. Затем, стоя на одной, например, левой ноге и держась обеими руками за головку ледоруба, носком правой выбивают ступеньку на уровне левого колена, ставят на нее правую ногу, выпрямляют ногу в колене второй такт.

Далее, стоя на правой ноге и держась за головку ледоруба, выбивают носком левой ноги вторую ступеньку и ставят на нее левую ногу третий такт рис. Аналогично осуществляется траверс крутого склона в три такта. Склон траверсируют, стоя лицом к нему, как показано на рис. При траверсе постоянно имеются две точки опоры. Широко расставив ноги, втыкают перед собой ледоруб, затем, держась за него, носком ботинка левой ноги выбивают ступеньку рядом с правой ногой, и на нее альпинист становится. Затем выбивают ступеньку правой ногой и т. Для более устойчивого положения можно утопить руку в снег и держаться с помощью ледоруба и руки рис. Траверс некрутых склонов осуществляют в положении боком к склону прокладыванием следов по двум параллельным линиям верхняя -для ноги, ближней к склону. Такое расположение увеличивает устойчивость альпиниста. Ступеньку выбивают рантом ботинка на расстоянии шага средней величины. Ледоруб держат в положении "на изготовку" или альпинист на него опирается. На крутых склонах с раскисшим снегом двигаться следует как и на твердом снегу. Соблюдать плавность движений, чтобы не срывать ступеней. Если снег липкий и прилипает к подошвам, его надо сбивать ударом ледоруба о рант ботинка. Рыхлый снег на гладком ледяном основании ненадежен. Здесь нужно использовать свойство снега смерзаться при уплотнении. Согнутую в колене ногу легким ударом погружают в снег до упора носком в лед. Затем, не отрывая носка, несколькими вертикальными легкими нажимами каблука прессуют горизонтальную ступень. Легким ударом ноги перпендикулярно склону прижима-ют снег, отчего образуется как бы фундамент, примерзающий к подслою. Затем, используя снег с боков, на фундаменте форми-руют ступень, выравнивая ее поверхность до горизонтального положения. Если слой рыхлого или раскисшего снега тонок, луч-ше пользоваться кошками. Глубокий рыхлый снег под хрупким настом позволяет форми-ровать ступени в его толще. Для этого куски проломленного но-гой наста прессуют вместе с обрушившимся с краев следа снегом. Образовавшийся в глубине снежной массы прессованный ком со сравнительно широким основанием, опираясь на глубинные слои снега, выдерживает вес человека, если тяжесть тела переносить медленно и плавно, давая возможность ступени смерзнуться. Морозный пескообразный перекристаллизованный снег, а так-же образующийся иногда под настом глубинный иней может не поддаваться запрессовке, и формирование ступеней в глубине та-кого снежного слоя часто бывает невозможным. В этом случае рекомендуется опираться на наст подошвой ботинка и голенью см. Очень рыхлый и глубокий снег на крутом склоне преодолева-ют, пробивая траншею, вытаптывая на ее дне ступени и организуя точки страховки.

Однако при этом требуются большие усилия, нарушается целостность склона и увеличивается л авинооп асность, В рыхлом снегу, если плохо держит ледоруб, закрепляться на склоне можно запуская вторую руку в глубину снежного склона, Передвижение по острому гребню плотного, спрессованного ветром снега осуществляется верхом или с одной, более пологой, его стороны, как при траверсе снежного склона соответствующей крутизны. Карниз обходят по противоположному склону ниже линии воз-можного отрыва.

спуск глиссером

Скалы должны быть чистыми, без камней, работать в касках, постоянная верхняя страховка. Свойства поверхности скал, влияющие на сложность прохождения: Особое внимание на скалах уделить созданию надежных точек страховки. По степени надежности все элементы закрепления на скальном рельефе можно ориентировочно расположить следующим образом, начиная с минимальной: Самостоятельное создание точек страховки в безопасной зоне у подножия скалы, использование скального снаряжения.

  • Нахлыст это дорого
  • Лодочный мотор садко гибрид
  • Рыбалка. интернет-магазин рыболовных снастей
  • Безынерционная катушка banax helicon 60nf
  • Лазание по скале с самостраховкой на перилах бахманом, шантом вверх и вниз, как имитация работы первым на скале: Лазание в связке 2-ке с нижней страховкой с использованием сделанных тренером промежуточных точек страховки и с контрольной верхней страховкой: Создание точек страховки, организация станций, взаимодействие связок. Скальные молотки, веревки, каски, системы, репшнуры, карабины, ФСУ, комплект закладных элементов, комплект крючьев, оттяжки, аптечка. Скалы должны быть чистыми, без камней. Упражнения выполняются в связке двойке, материал рассчитан на несколько тренировок. После нескольких тренировок можно выполнять упражнения в связке тройке.

    спуск глиссером

    При нижней страховке первого участника и вероятности сильного рывка при его срыве, самостраховка страхующего организуется на двух усах:


    Комментарии

    Комментариев пока нет. Будьте первым комментатором!





    Регистрация





    Вход с паролем



    Забыли пароль?