пн.–пт. 10:00–19:00
  • Нижний Новгород +7 (495) 986-60-31
    доставка курьером, оплата при получении
  • Москва +7 (495) 521-71-77
    доставка 1–2 дня, самовывоз в день заказа

Самая Легкая Лодка в Мире Краткое Содержание Коваль Ю.И.

Новая книга Юрия Коваля проникнута свойственным писателю светлым юмором.  "Самая легкая лодка в мире" -- вещь необычного жанра.  Краткое содержание азовское море и река рожайка Пожалуйста Пожалуйста.

Российские туристы стали больше отдыхать за рубежом. Минфин предложил снять все ограничения по зарубежным счетам россиян. Медведев допустил исчезновение криптовалюты в ближайшие годы. Чешский парламент отказал в доверии правительству Бабиша. Датского изобретателя обвинили в убийстве и расчленении журналистки. СМИ сообщили о возможном участии Бьёрндалена в Олимпиаде Почистив перья, Капитан Клюквин снова начал цикать. Вначале медленно и тихо, но после разогнался и кончил увесисто и сочно: Новое колено в песне меня порадовало, но Капитан замолчал. Видно, он пережидал, выдерживал паузу, прислушивался к песне, которая, так сказать, зрела у него в груди. Впрочем, и настоящие певцы-солисты не сразу начинают кричать со сцены. Настоящий солист-вокалист постоит немного, помолчит, прислушается к песне, которая зреет в груди, и только потом уж грянет: Песня началась глухо, незаметно. Звук этот сменился задорным посвистом. А после за— звенели колокольчики, словно от жаворонка, трели и рулады, как у певчего дрозда. Все утро слушал я песню клеста, а потом покормил его подсолнухами, давлеными кедровыми орехами и коноплей. Пасмурная осень тянулась долго. Солнечных дней выпадало немного, и в комнате было тускло. Только огненный Капитан Клюквин веселил глаз. Красный цвет горел на его перьях. По вечерам ребята выносили во двор аккордеон и пели:.

самая легкая лодка коваль ю краткое содержание

Сумерки опускались на Москву и приносили с собой запах моря. Мне казалось, что в соседних переулках шумит прибой, и в бронзовых красках заката я видел вечное движенье волн. Распахнув пошире воротник, я бродил по Дровяному переулку, сиял зубом в подворотнях. Порывы ветра касались моего лица, я чувствовал запах водорослей и соли. Море было всюду, но главное — оно было в небе, и ни дома, ни деревья не могли закрыть его простора и глубины. В тот день, когда я пришил к майке треугольный кусок тельняшки, я раз и навсегда почувствовал себя морским волком.

самая легкая лодка коваль ю краткое содержание

Но, пожалуй, я был волком, который засиделся на берегу. Как волк, я должен был бороздить океаны, а вместо этого плавал по городу на трамвае, нырял в метро. Мало приходилось мне мореходствовать. Шли годы, и все меньше моря оставалось для меня в небе. Никаких водорослей, никакой соли не находил я ни в Дровяном переулке, ни в Зонточном. Мне просто-напросто негде держать корабль. Вот Яуза — родная река, но попробуй тут держать корабль — невозможно. Мертвый гранит, отравленные воды. Каждый год собирался я в далекое плаванье, но не мог найти подходящее судно. Покупать яхту было дороговато, строить плот — громоздко. В каждую бутылку сунь по записке на случай крушения — и плыви! Тебе нужен выход к морю. Я задыхаюсь без выхода к морю и нигде не могу его найти. А Яуза — это не выход. Построил бы корабль и поплыл прямо из мастерской. Но держать здесь корабль невозможно. Строй лодку — корабля тебе в жизни не видать. И вдруг мне пришла в голову некоторая мысль. Строй лодку — корабля тебе в жизни не видать. И вдруг мне пришла в голову некоторая мысль. Я вздрогнул, сжал зубы, но мысль все-таки легко выскочила наружу:.

  • Эхолот в ростове на дону цена
  • Правила движения на лодках пвх
  • Все для рыбалки кировский завод
  • Бензобак лодки фото
  • Тот год в Москве была особенно морозная и снежная зима. Каждый вечер разыгрывалась в переулках метель, и казалось странным думать в такое время о бамбуке. Но я думал, расспрашивал знакомых. Мне советовали накупить удочек, ехать в Сухуми, писать письмо в Японию.

    "Самая легкая лодка в мире" Юрий Коваль

    Пелевин Виктор - Чапаев и пустота. Бенцони Жюльетта - Мера любви. Сэлинджер Джером - В лодке. Фрагменты "Самой лёгкой лодки в мире" публиковались в журнале "Мурзилка" в первой половине года под названием "Плавание на "Одуванчике" и попали мне в руки несколько позже, но насколько - я вспомнить не могу. На самом деле, это был достаточно сложный материал для "октябрятского" журнала, и некоторые слова например, "тартарары" были мне тогда вообще незнакомы, поэтому приходилось консультироваться с мамой и бабушкой. Тем не менее, рассказ о том, как московский романтик построил бамбуковую лодку и отправился с приятелем в плавание по каким-то глухим озёрам Подмосковья, мне тогда очень понравился. Он был очень красивым, немного сказочным и чуть-чуть пугающим. Журналы лежали у меня дома, досуг в те времена был не слишком разнообразным, и я неоднократно к ним возвращался. И вот, волею судеб, через 30 лет я узнал, что есть полный вариант повести, нашёл его в сети что нынче может быть проще? Приблизительно до середины ощущения сохранялись те же, что и раньше. Заснеженная Москва с бамбуковыми брёвнами, торчащими из провала заброшенного дома, пробное плавание по Яузе, всякие мелкие забавные детали.. Всё это было очаровательно и возвращало в детство, в те семидесятые, когда можно было уехать за город и потеряться наглухо, потому что в радиусе пятидесяти километров не было ни одного телефона. Дикая такая, первозданная романтика турпоходов. Но вот дальше различия между "мурзилковской" и полной версиями становились всё заметнее. На фоне новых для меня, но таких же замечательных эпизодов, как, например, ловля раков, появились совсем уже недетские элементы ЛСД-шной шизы. Сперва я надеялся, что это всё какая-то шутка и персонаж просто "надышался болотных газов", как казалось ему самому, но чем ближе к финалу, тем ядрёнее становилась атмосфера сюрреализма и тем меньше оставалось надежды, что автор вырулит обратно к симпатичной "туристической" теме. В результате после прочтения осталось ощущение какого-то обидного облома, так как я всё же надеялся просто на "расширенную версию" старой детской повести для взрослых, а получил нечто достаточно непонятное - местами очень приятное и уютное, а местами - вызывающее оторопь неуместными, как для меня, элементами лёгкой наркомании. Совершенно не представляю, как бы я оценил это повесть, попади она ко мне сейчас просто так, без детских о ней воспоминаний. Забавные персонажи, лёгкий красивый слог, замечательные описания природы.. А потом бац - и какие-то мистические фортели, которые я так и не смог оценить.

    Волшебство еще и в том, что его житейский опыт копился как бы сам собой: Вглядитесь, вглядитесь в него внимательно, дорогие читатели. Вглядитесь, и вы увидите, как из солнечного сгустка навстречу вам выплывет его реальная и фантастическая, его самая легкая лодка в мире! Это был клест-сосновик, с перьями кирпичного и клюквенного цвета, с клювом, скрещенным, как два кривых костяных ножа. А сейчас была уже холодная осень. Над Птичьим рынком стелился морозный пар и пахло керосином.

    самая легкая лодка коваль ю краткое содержание

    Это продавцы тропических рыбок обогревали аквариумы и банки керосиновыми лампами. Дома я поставил клетку на окно, чтоб клест мог поглядеть на улицу, на мокрые крыши сокольнических домов и серые стены мельничного комбината имени Цюрупы. Командир соскочил с жердочки, взмахнул клювом — семечко разлетелось на две половинки. А командир снова взлетел на своего деревянного коня, пришпорил и замер, глядя вдаль. Дядюшка Карп Поликарпыч отошел на место. Я подпортил его спектакль. Как видно, он рассчитывал, что лодку будут бить и топтать все присутствующие. Потеряв нить, он сразу не мог вспомнить, что делать дальше. Поглядев на мешок, принесенный Мастером, я понял, что в нем оболочка лодки, ее платье. Глаза Мастера стали печальны. Он только сейчас понял, что существо, которое лежит на ковре, уже ему не принадлежит. Мастер вынул из мешка серебристую ткань, быстро и ловко натянул ее на каркас, отчего нос лодки приподнялся. На корме он стянул ткань, зашнуровал черною шнуровкой. Тонкая, изогнутая, остроголовая и длиннохвостая, в серебристом платье, она лежала поперек комнаты на помертвевшем ковре и, как стрелка компаса, рассекала комнату пополам, прорезала стены, чтоб вылететь из Каширы к берегу, к ветру, к воде… Мастер заглянул мне в глаза и сказал вполголоса:. Поздней ночью добрался я до Москвы. Разобранная лодка покоилась теперь в двух брезентовых мешках, один из которых висел у меня на спине, другой — на груди. На троллейбусе добрался я до Крестьянской заставы, где снимал комнату, и только лишь открыл дверь, как сразу наткнулся на своего хозяина Петровича. Не хотелось рассказывать Петровичу про лодку. Он не слишком-то был достоин такого рассказа. Защитный цвет и необыкновенная форма мешков вызвали у Петровича сильнейшую тревогу. Он никак не мог сообразить, что же это такое находится в мешках, и туго двигал бровями. Я промолчал и прошел в свою комнату. Петрович не поленился пойти за мной. Он внимательно наблюдал, как я снимаю мешки и засовываю их под кровать. Вынь мешки и предъяви для опознания. Петрович стоял рядом со шкафом и так был широк в плечах, так монументален, что казалось, это стоят рядом два брата-близнеца. Но если шкаф был просто гардеробом, то брат его — по виду старше, значительней — был явным владельцем жилищной площади, на которой брат-гардероб только временно находился. Речь свою шкаф-Петрович произносил с большим затруднением, делал паузы, чтоб я хорошенько понял смысл, и, подозревая, что смысл до меня не доходит, кратко пересказывал сказанное:.

    Я сидел на кровати и слушал Петровича. Я не возражал и не спорил, но мне было обидно и больно за бамбуковую мечту. Так, отрывочно и грозно, Петрович мог говорить часами, и против этого было одно средство — три рубля. Я отдал Петровичу трешку, и он ушел наконец в кухню, где немедленно принялся что-то готовить, зажигать газ, греметь посудой. Казалось, он немедленно, не заходя в магазин, превратил трешку в продукты. Но на самом деле продукты были давно заготовлены, и Петрович только вынул из холодильника колбасы и свинины ровно на три рубля, а то и на два пятьдесят, чтоб разбогатеть на полтинник. Я погасил свет и лег. Хотелось поскорей отвлечься от колбасы и Петровича — подумать, помечтать о своей лодке. Прикрыв глаза, я увидел ее лежащей на ковре у Мастера, мигнул — перенес на озеро. Серебристая по голубому, легко резала она волны, перелетала подводные камни, пробиралась узкими протоками через болотные травы — таволгу, камыши. На кухне гремел кастрюлями Петрович, шипело и лопалось на сковородке сало, а лодка моя плыла к далеким островам, и казарки летели ей навстречу. Вдруг стало стыдно, что я засунул лодку под кровать. Пожалуй, она должна была находиться на более почетном месте. Я зажег свет и оглядел комнату. В старом продавленном кресле лодка не умещалась, а на шкафу, пыльном и паутинном, место было скорее позорным, чем почетным. И особенно жалким и горьким показался мне пол, где, давно прогнившие, шевелились и прогибались доски, где из-под облупленной красной краски вылезала старая зеленая, из-под зеленой древнейшая охра, и из-под охры совсем нечеловеческая доисторическая чернота. И хоть писаны они были не так давно, смотреть мне на них не хотелось. Но ни цвета, ни активных форм не видел я в них, а только лишь падение мечты, крушение надежды. Но позднее насобачился писать шарами совершенно кубические формы. Не было последователей и меценатов. Шаролюбивая кисть глохла в моих руках и к тому моменту, когда я притащил лодку к Петровичу, оглохла окончательно. Эту кровать-раскладушку я купил, когда въезжал к Петровичу. Лодка, раскладушка и я были теперь одной семьей и должны были уж как-то поддерживать друг друга. Петрович булькал и журчал на кухне, а мы трое забились в угол холодной чужой квартиры и старались заснуть, тесно прижавшись друг к другу. Держать лодку у Петровича я боялся. Он мог проверить, что лежит в мешках, вытащить бамбучину, чтоб чистить ею, скажем, водопровод. Но, с другой стороны, Орлов лодку не видал, а человек, который так долго терпел бамбук, имел право увидеть, что из него получилось.

    И я повез лодку к Орлову. Я был уверен, что она ему понравится, и уже в трамвае представлял себе, как будет подпрыгивать от счастья Орлов, как будет трясти мою руку, радуясь, что идея доведена до конца. Меня и самого переполняли восторг и счастье, я сиял, и мне хотелось, войдя в мастерскую, первым делом обнять старого друга. В моем обещании явно слышались тот праздник и сюрприз, которые скоро должны были охватить художника. Развязывая тесемки, я то и дело лукаво поглядывал на Орлова, приглашая его поволноваться в ожидании сюрприза. Орлов, однако, смотрел на мешки с недоверием, а когда я вынул бамбуковые рейки, недоверие его усилилось. Мастер подробно показал мне, как это делается, и все-таки я возился долго, пока составил скелет.

    ПОВЕСТЬ Ю. КОВАЛЯ «САМАЯ ЛЁГКАЯ ЛОДКА В МИРЕ» В КОНТЕКСТЕ ЖАНРА ПУТЕШЕСТВИЯ

    Красота скелета особенного впечатления на Орлова не произвела. От удара вылетел серебряный полумесяц-шпангоут, который я непрочно закрепил. Поставив его на место, я продемонстрировал прочность и гибкость каркаса. Орлов смотрел одобрительно, но без признаков восторга. Я вытащил оболочку, натянул ее, надеясь, что это прорвет плотину. Орлов немного оживился, но восторгов слышно не было.


    Комментарии

    Комментариев пока нет. Будьте первым комментатором!





    Регистрация





    Вход с паролем



    Забыли пароль?