пн.–пт. 10:00–19:00
  • Нижний Новгород +7 (495) 791-60-31
    доставка курьером, оплата при получении
  • Москва +7 (495) 318-71-77
    доставка 1–2 дня, самовывоз в день заказа

Я верю ей (Несчастный случай)

Кто рыбка, кто рыбак, - подумал я, - мы все клюем на золотой крючок, На прозу о любви, на песни ни о чем, Приманкой нас так трудно удивить. И мы как стая рыб, плывем на свет, И рыбаков своих зовем по именам.

Звонок был твой смех и напев, и все-все. Звонок был твой смех и напев, и все-все, все-все. Песни "Закат багров" и "Зимние сны молодого человека" написаны и любезно предоставлены нам для исполнения Александром Барабашевым. Те, кто работал над "Межсезоньем": Буртман Александр - цифровой мастеринг; Гнездилов Дмитрий - режиссура записи и мастеринга микширования; Гуваков Андрей - бас-гитара; Ерошенков Сергей - любезное финансирование; Кортнев Алексей - вокал, акустическая гитара; Костин Борис - координация; Мордюков Павел - вокал, саксофон, акустическая гитара; Морозов Дмитрий - барабаны, перкуссия; Овчинников Владимир - запись и аналоговый мастеринг; Пельш Валдис - вокал, сампон; Петроченков Виктор - дружественное финансирование Поспелов Кирюша - скан, дизайн; Савостьянов Сережа - шеф-дизайн; Толмачев Михаил - активное финансирование; Феофанов Андрей - выпускающий продюсер "RDM" Чекрыжов Сергей - вокал, рояль, аккордеон, челеста, электроорган; Чувелев Дмитрий - вокал, электрогитара, контрабас; Запись и аналоговый мастеринг сделаны весной года в студии "Мосфильма", цифровой мастеринг - летом года в студии Московской консерватории. Альбом вышел 2 ноября года. Я встану тут, во дворе, в центре страны, о, в жерле весны. Я въелся в жизнь, как купорос. Я вырос тут, и тут же я врос. И вот стою во дворе, жажду любве, о, радуйся мне! Когда проешь авансы судьбы - иди ко мне, мы будем столбы. Зажмем в зубах провода, чтобы ловить, о, токи любви. Я был один, я был ничто, но мы вдвоем - уже кое-что! Мы тут зародыш стены, мы эмбрион, о, новых времен, светлых времен Рубанки нам разгладили лбы. Рабы не мы, зато мы столбы. Мы тут стоим во дворах, ждем перемен, о, тут мы в чести! Но нам еще расти до небес, идите все, мы будем как лес, мы встанем тут, в стороне, к новой весне мы хочем цвести Каждый день я жду падения тех, кто выше меня. Каждый день я вижу рвенье тех, кто пока со мной. Каждый день я слышу тленье тех, кто уже упал. Как мне быть, чтобы быть собой? Red Army troops are longing for fight. В джаз-клубе РККА сегодня играют би-боп. Уставшие эа день бойцы разбирают Колтрейна. В напоенных смертью руках трепещет звучащая плоть. Знамена и седла побросаны прямо на сцене. Товарищ военный, зачем эта грусть? Быть может, назавтра разрушится мир Товарищ военный, сыграй новый блюз, который для нас написал командир! Враги отступили к реке, и можно спокойно курить, забыть про дурацкие мерши и польки Паркасса.

мы все клюем на золотой крючок

А завтра опять на войну, а завтра придется залить холодную землю волнами горячего джаза. Товарищ военный, ну, сыграй новый блюз, который для нас написал командир! И глядит в потолок, изучая еврейский вопрос, в ожидании вечного лета. Он заходит ко мне с прошлогодним кроссвордом в руках, улыбаеся мне и стремительно бьет меня в пах! Совершенно неясно, что он сделает завтра. Это зоология, зоология - вы понимаете меня, я Ай лав ю, бэби, бэби! Ай вонна кисс ю, кисс ю! Ай гонна тач ю, тач ю! Мы привыкли при виде ментов делать руки по швам, вдруг решат покомандовать нами? Мы привыкли подолгу глядеть из окон по утрам - Вдруг опять перекрасили знамя? Я готов предугадывать мысли людей и собак. Но мышление устриц - это какой-то мрак. Совершенно не ясно, что придумают завтра. Иавы можете сделать меня козлом, можете сделать меня послом, можете выстроить мне дворец, можете завтра спалить мой дом, можете бредить моей головой, можете торжественно спать со мной, но вам не удастся только одно - это скрестить меня с собой, ой! Ой, зоология, это зоология, ага, зоология, вы понимаете, я Запах прибоя песок сохраняет. Тяжесть лучей уходящего солнца. Ночь приближается, ночь означает, что тени изящны в вихре танго Но это, это только зимние сны, зимние сны, зимние сны молодого человека.

мы все клюем на золотой крючок

Ночь безмятежна, мгла прозрачна, звери затихли в загадочных чащах, бриз принесет нам свежие вести, и тени умчатся в вихре танго, тени исчезнут в вихре танго Но это, это снова зимние сны, зимние сны, зимние сны молодого человека, зимние сны, зимние сны, зимние сны молодого человека. И если теперь не сажают на кол, то и так все сидят на игле. Они наигрались со словом "смерть" и взялись за слово "любовь". Но если не будет спроса на нефть, то на экспорт пойдет наша кровь Оставьте меня с вашей гражданской войной. Если вам нужен я, так я не хочу быть собой. Оставьте меня, кто вам сказал, что я ваш? Да, я имею блажь я выбираю мажорный прикид, играя траурный марш, играя траурный марш, играя траурный марш. Они догадались признать вину и не знают, что делать с ней. Ведь сколько б ни ставили раком страну, на безрыбье не станет сытней. Они разделили отцов и детей на евреев и тра-та-татар. Но там, где никого не спасает Матфей, никого не спасет "Капитал". Я не совсем здоров, если вам надо любви, так я ненавижу любовь. Оставьте нас, кто вас просил за нас?

мы все клюем на золотой крючок

Играя то, кем я был. Играя то, чем я стал. Играя с кем буду я. Отчего мои ребра похожи на ребра сот. И мне кажется - это воск, это воск, и еще чуть-чуть, и я займу свое место в музее мадам Тюссо. Я твержу свои речи, но твердеют мои глаза. Я подам тебе руку - ты раздавишь мою ладонь. И, конечно, смешней всего то, что это уже не сон, я готов занять место в музее мадам Тюссо. И я встану в ряду прочих великих свечей. Мы красиво одеты, но нету внутри фитилей. Я не был согласен на это лицо, но что-то внутри оказалось сильней. Посетите меня в музее мадам Тюссо. Посетите меня, посетите меня, посетите меня, посетите меня в музее мадам Тюссо. Звезды сыплются на грудь, ты хотела бы уснуть, только разве нынче ночью уснешь? Ты сидишь на чердаке с вечной свечкой в кулаке, и летает звездный рой пред тобой. Я иду по голубям, злые рифмы теребя, так безбожно далеко от тебя. Но часы, сияя лаком, неким округленным злаком израстают из проема в карточной стене. То ли глаз пятно слепое, то ли штемпель на обоях, на письме от времени ко мне Но на письма времени нет.

Аккорды песни Несчастный случай - Я верю ей

Редкий воздух разогнав, время носится стремглав, солнце быстрое кипит между трав. Это юной жизни сок, и горячий кипяток я несу тебе, в ладони собрав. По цифирной по тропе время движется к тебе, Время ухает в ушах, как в трубе. Так давай же, наконец, соразмерим стук сердец, форму губ и минут бег В центре столицы, в контакте с милицие-е-ей и прочими лицами из тех, кто носит жетон, я болел в детстве свинкой, в юности - свингом, а потом излечился, и поверил как в крепость в свой дом. И я жил между прочих и вставал среди ночи, ощущая на почве некий беспочвенный гул И однажды зимою треснул пол подо мною, и я лег животом на паркет и впервые взглянул, мама, в эту трещину в доме, эту трещину в доме - под нами роют метро, о-о. А в начале апреля появился из щели человек в отутюженной робе и мягко сказал, что, мол, его поздравления, что есть общее мнение, что мой дом оборудуют под пересадочный зал. И я звал тебя, мама, но в трещину прямо шли бригады проходчиков с песней гражданской войны. Ослабевший от горя я уснул в коридоре, и тогда под меня подвели эскалатор они, о, мама, здесь трещина в доме, эта трещина в доме - под нами роют метро, о-о. Но знаешь ли, мама, я прижился здесь, мама, здесь ветер и мрамор, и я не плачу за проезд, я ношу желтый китель, я хожу только прямо - образцовый житель показательных мест. Прихидя домой, мама, я тяну из кармана связки своих пятаков и под землю, гуд бай! Здезь моя Ойкумена, приезжай непременно навестить меня, мама, в этот мраморный рай. Мраморный рай, мраморный рай, мраморный рай, мраморный рай, мраморный рай, мраморный рай, мраморный рай, мраморный рай, мама, здесь трещина в доме, эта трещина в доме - под нами роют метро, о, мама, здесь трещина в доме, эта трещина в доме - под нами роют метро, о, слева роют метро, о, вчера рыли метро, о, завтра будут рыть, под нас копают, мама! Овощное танго Gm Вчера была среда, сегодня понедельник, Dm А я опять стою без дела и без денег, A7 Но на челе моем сомнения ни тени, Dm Зато - уверенность в конце. Мы все стоим под звуки овощного танго, под крики "гол", под запах полиуретана, и от привычки улыбаться беспрестанно крепчает кожа на лице. А говорящая собака чау-чау проинесла довольно внятно: Мы все стоим под звуки овощного танго, нас привлекает этот супер-овощ манго, и за зеленым солнцем, как орангутаны, по крышам дворники бегут. Васвоих скитаниях по дебрям магазинов мы натыкаемся на трупы апельсинов, где инквизиторы в халатах и лосинах B A Поют над нами, как соловьи B A Поют над нами, как соловьи Я подарю тебе, ах ап-п-чхи!

Но это странно, Боже мой, как это странно Беги, любимая, я знаю - эта ранка A Dm Ведет к погибели любви Она поднимет бровь, но скажет мне: Я верю ей, я верю в то, что я любим, и нет причин не верить, только над Москвой высокий тает дым. Иракли - Ну и что. Александр Ломинский - Я верю в любовь. Александр Буйнов - Я не верил и верить не стану. Паулина Анисько - Не верю. Татьяна Буланова - Не верю. Итак, главная задача литературы - производить впечатление. Конечно, в различные эпохи эта задача осложнялась воздействием иных общественных функций, порождая религиозную, ученую или детскую литературы; однако без выполнения названной нами главной задачи тексты выпадали за пределы литературы художественной. Ограниченность круга текстов, подлежащих фиксации, и постоянная потребность общества в новых текстах создает определенную конкуренцию между людьми, порождающими тексты, за право включить свои произведения в этот круг. Все это делает необходимым специальную работу по совершенствованию текстов, работу по поиску наиболее адекватных форм. При этом данная работа в значительной степени состоит в повторении обрабатываемого текста, воспроизведении и переборе вариантов, фиксации его во внутреннем пространстве автора; наконец удовлетворяющий автора текст предлагается коллективу и в результате той или иной процедуры принимается или отвергается. Учитывая уже указанное нами обстоятельство, что первоначальной формой фиксации текстов было запоминание, отбор текстов, и прежде всего художественных, производился не только по содержательным признакам, но и в значительной степени по их мнемонической удобности. Поэзию поэтому можно считать одной из старейших мнемонических систем: Развитие внешних носителей человеческой памяти, прежде всего письменности, отчасти освободило художественный текст от обязанности быть запоминаемым дословно. Однако и по сей день успешным остается тот текст, который помнится - и чем дольше и подробнее помнится, тем он успешнее. В этом отличие художественных текстов от любых других: Исключения составляют лишь те научные тексты, в которых сам процесс научного поиска доведен до степени искусства, способен производить впечатление, увлекать и захватывать. Художественный же текст не может быть отделен от своего материального носителя, своей языковой формы: Поэтому художественная литература сохраняет не просто имена, дела или мысли человека - она сохраняет его речь.

И если из законов Ньютона мы никогда не узнаем, что он был глубоко верующим человеком, то книги любого поэта или писателя, если он чего-то стоит, расскажут нам не только о том, что хотел рассказать он сам, но и о том, каков он был. Еще раз повторим - это только один из ответов на вопрос, почему вдруг люди начинают писать стихи или романы. Но не учитывать особую "памятливость" литературы нельзя. Однако есть и другая сторона литературного процесса - читатель. Ведь как бы ни было прекрасно литературное произведение, без воссоздающего усилия читателя оно остается мертвой вещью. Литература живет не столько памятью знаков, сколько памятью читателей.

  • Как наладить удочку видео
  • Рыбаков солнечногорск
  • Рыбалка балаклава крым 2016
  • Крепление навигатора на лодках пвх
  • Заинтересовать же читателя может лишь то, что он сможет узнать, хотя бы частично, что он сможет соотнести со своим смысловым пространством, с чем он сможет идентифицироваться. А потому живой остается лишь та литература, которая окажется причастна жизни каждого человека - хотя бы в самых фантастичных или абстрактных ее проявлениях. Пожалуй, решение этой задачи навсегда останется прерогативой конкретных читателей: Собственно, любая попытка повлиять на читательскую практику может быть успешной только в том случае, если сам читатель готов менять ее. Повлиять на писателей тоже можно одним-единственным способом: Впрочем, критерии удачности, как уже говорилось, все равно будут социальными, вопрос лишь о том, какая референтная группа станет их выдвигать. Куда более насущным становится вопрос о том, что нам делать с классической литературой. Беда в том, что читать ее мы часто попросту не умеем понятно, что речь не о способности превращать знаки в звуки ; учиться же на ней читать - занятие не то чтобы обреченное на провал, но весьма рискованное: Учиться читать нужно на том, что читать интересно - если вдруг это окажется классический текст, хорошо, если же нет - "давай сюда и веревочку, и веревочка в пути пригодится". Оставьте меня с вашей гражданской войной. Если вам нужен я, так я не хочу быть собой. Оставьте меня, кто вам сказал, что я ваш? Да, я имею блажь я выбираю мажорный прикид, играя траурный марш, играя траурный марш, играя траурный марш. Они догадались признать вину и не знают, что делать с ней. Ведь сколько б ни ставили раком страну, на безрыбье не станет сытней. Они разделили отцов и детей на евреев и тра-та-татар. Но там, где никого не спасает Матфей, никого не спасет "Капитал". Я не совсем здоров, если вам надо любви, так я ненавижу любовь. Оставьте нас, кто вас просил за нас? Играя то, кем я был. Играя то, чем я стал. Играя с кем буду я. Отчего мои ребра похожи на ребра сот. И мне кажется - это воск, это воск, и еще чуть-чуть, и я займу свое место в музее мадам Тюссо.

    мы все клюем на золотой крючок

    Я твержу свои речи, но твердеют мои глаза. Я подам тебе руку - ты раздавишь мою ладонь. И, конечно, смешней всего то, что это уже не сон, я готов занять место в музее мадам Тюссо. И я встану в ряду прочих великих свечей. Мы красиво одеты, но нету внутри фитилей. Я не был согласен на это лицо, но что-то внутри оказалось сильней. Посетите меня в музее мадам Тюссо. Посетите меня, посетите меня, посетите меня, посетите меня в музее мадам Тюссо. Звезды сыплются на грудь, ты хотела бы уснуть, только разве нынче ночью уснешь? Ты сидишь на чердаке с вечной свечкой в кулаке, и летает звездный рой пред тобой. Я иду по голубям, злые рифмы теребя, так безбожно далеко от тебя. Но часы, сияя лаком, неким округленным злаком израстают из проема в карточной стене. То ли глаз пятно слепое, то ли штемпель на обоях, на письме от времени ко мне Но на письма времени нет. Редкий воздух разогнав, время носится стремглав, солнце быстрое кипит между трав. Это юной жизни сок, и горячий кипяток я несу тебе, в ладони собрав. По цифирной по тропе время движется к тебе, Время ухает в ушах, как в трубе. Так давай же, наконец, соразмерим стук сердец, форму губ и минут бег В центре столицы, в контакте с милицие-е-ей и прочими лицами из тех, кто носит жетон, я болел в детстве свинкой, в юности - свингом, а потом излечился, и поверил как в крепость в свой дом. И я жил между прочих и вставал среди ночи, ощущая на почве некий беспочвенный гул И однажды зимою треснул пол подо мною, и я лег животом на паркет и впервые взглянул, мама, в эту трещину в доме, эту трещину в доме - под нами роют метро, о-о. А в начале апреля появился из щели человек в отутюженной робе и мягко сказал, что, мол, его поздравления, что есть общее мнение, что мой дом оборудуют под пересадочный зал.

    Несчастный случай - Я верю ей

    И я звал тебя, мама, но в трещину прямо шли бригады проходчиков с песней гражданской войны. Ослабевший от горя я уснул в коридоре, и тогда под меня подвели эскалатор они, о, мама, здесь трещина в доме, эта трещина в доме - под нами роют метро, о-о. Но знаешь ли, мама, я прижился здесь, мама, здесь ветер и мрамор, и я не плачу за проезд, я ношу желтый китель, я хожу только прямо - образцовый житель показательных мест. Прихидя домой, мама, я тяну из кармана связки своих пятаков и под землю, гуд бай! Здезь моя Ойкумена, приезжай непременно навестить меня, мама, в этот мраморный рай. Мраморный рай, мраморный рай, мраморный рай, мраморный рай, мраморный рай, мраморный рай, мраморный рай, мраморный рай, мама, здесь трещина в доме, эта трещина в доме - под нами роют метро, о, мама, здесь трещина в доме, эта трещина в доме - под нами роют метро, о, слева роют метро, о, вчера рыли метро, о, завтра будут рыть, под нас копают, мама! Овощное танго Gm Вчера была среда, сегодня понедельник, Dm А я опять стою без дела и без денег, A7 Но на челе моем сомнения ни тени, Dm Зато - уверенность в конце. Мы все стоим под звуки овощного танго, под крики "гол", под запах полиуретана, и от привычки улыбаться беспрестанно крепчает кожа на лице. А говорящая собака чау-чау проинесла довольно внятно: Мы все стоим под звуки овощного танго, нас привлекает этот супер-овощ манго, и за зеленым солнцем, как орангутаны, по крышам дворники бегут. Васвоих скитаниях по дебрям магазинов мы натыкаемся на трупы апельсинов, где инквизиторы в халатах и лосинах B A Поют над нами, как соловьи B A Поют над нами, как соловьи Я подарю тебе, ах ап-п-чхи! Но это странно, Боже мой, как это странно Беги, любимая, я знаю - эта ранка A Dm Ведет к погибели любви Она поднимет бровь, но скажет мне: Я верю ей, я верю в то, что я любим, и нет причин не верить, только над Москвой высокий тает дым. И мы как стая рыб, плывем на свет, и рыбаков своих зовем по именам. Мы сочиняем фарс, и остается нам еще десяток рифм, еще десяток фраз Вон, видите, пошел бухгалтер наш? Мы это Вам оформим как субботник, а-а-а, о-о-о-о-о-о-о-о. Товарищ Мордюков, вот Вам топор, пора прищучить этого иуду. Давайте, дорогой, чего уж там, наш коллектив доверил это Вам - Убей зануду, товарищ Мордюков, Убей зануду, товарищ Мордюков! Давно пора понять - вся власть у нас. Решает пролетарий, а не гопник. Решает лесоруб и хлеборуб, все прочие выходят на субботник, а-а-а, о-о-о-о, вы спросите, откуда эта власть? Мы Вам ответим честно - от верблюда. А толстых и очкастых - никогда, да, Убей зануду, товарищ Мордюков, Убей зануду, товарищ Мордюков! В тот вечер я играл на флейте. Как было трудно мне играть, мне играть! Хоть каплю жидкости налейте, и мышеловку - под кровать. Не зная публики столичной, на сцену просто глупо лезть. Но мыши нам небезразличны, и, значит, в этом что-то есть! В колодце выпили всю воду, аа, и все консервы съели мыши, вот беда, недоуменьем полон воздух, аа: В далеком странствии твоем, На повороте, на Оке, ты возводила маяки и засыпала на песке.

    В далеком странствии твоем Я в одиночестве моем садился в десять поездов и расходился по стране кругами летних отпусков. Я в одиночестве моем имел причуду не скучать и каждый вечер у стола садился чайником стучать. Я в одиночестве моем Так жили мы с тобой вдвоем в уютном гнездышке своем: Так жили мы с тобой вдвоем, так жили мы с тобой вдвоем. Здесь все часы не звонят, а бьют, каждый вечер гремит салют в честь салюта, что был вчера. Это странно тебе и мне, мы скучаем по тишине, и особенно по ночам,когда Генералы не дают мне спать, хотят видеть меня, чтоб двигать меня, Генералы не дают мне спать, сновиденья мои превращая в бои, Генералы не дают мне спать. Здесь слишком людно, чтоб где-то жить, слишком людно, чтоб где-то жить, все решает квадратный метр.

    Несчастный случай - текст песни "Я верю ей"

    Здесь в тишине типовых дворцов расселили кремлевских вдов, я не против, но где взять мест? Это странно тебе и мне, Я хожу от стены к стене, мы не сможем здесь жить вдвоем, пока Генералы не дают мне спать, хотят видеть меня, чтоб двигать меня, Генералы не дают мне спать, сновиденья мои превращая в бои, Генералы не дают мне спать. Мне все равно, кто придет за мной, кто агрессор, а кто святой, все равно мое место там, Там, где играет армейский джаз, где под корень срезают нас, отправляя букеты вам. Кто мешает тебе и мне? Я хочу умереть во сне и проснуться рядом с тобой! Но генералы не дадут мне спать, хотят видеть меня, чтоб двигать меня, Генералы не дают мне спать, сновиденья мои превращая в бои, генералы не дают мне спать, хотят видеть меня, чтоб двигать меня, Генералы не дают мне спать, сновиденья мои превращая в бои, Генералы не дают мне спать. Я склонен предаться июльскому зною, а людикаклюди ждут декабря. И я ношу майку и легкие джинсы, а людикаклюди любят шерсть, они отказались от радостей жизни, чтоб первыми крикнуть: Я верю газетам и Гидрометцентру, а также всем прочим разносчикам слов, а людикаклюди уперлись в приметы и в опыт шестидесятилетних отцов. Иая пою песни, я балую душу, то пробую степ, то исследую рок, а людикаклюди молчат и слушают: Я, вобщем-то, склонен не делать ошибок, но эта вода холодна для меня - здесь людикаклюди, и людикакрыбы, людикактолько и люди, как я. Но разница наша - ничто на проверку, нас даже сблизила эта вода. Вопрос только в том, кто окажется сверху, потом, в иерархии льда, когда ударит мороз. Прощай, прокляты-ты-тый, горький Партагас. Я ухожу от вас. Я ухожу в себя. Быть может, там будет веселей. Среди народных масс усоп кретин Пегас. Но я согласен, что все О.

    мы все клюем на золотой крючок

    Но я кричу, что все О. Любовь - наркотик, я здоров. Стань никаким, ведь пластиковый спрут застыл у тихих берегов. Ну, что ж, прощай, проклятый джаз. Джаз-банд играет декаданс-данс мьюзик, новый декаданс-данс мьюзик, новый декаданс-данс мьюзик, ай, всю-то ночку напролет. Разлито время по бокалам, и дело, в сущности, за малым - легко пригубить этот яд. В руке твоей не вянут розы, и мир глядит с немой угрозой в окно на наш нелепый сад. А тут играет декаданс-данс мьюзик, новый декаданс-данс мьюзик, новый декаданс-данс мьюзик, ай, всю-то ночку напролет. Альбом вышел 29 ноября года. А толстых и очкастых - никогда, да, Убей зануду, товарищ Мордюков, Убей зануду, товарищ Мордюков! Если вы заметили незаконно размещенный контент и являетесь его автором, просьба сообщить администрации проекта. В этом случае, подобное произведение, будет заблокировано. Обратная связь Размещение рекламы.


    Комментарии

    Комментариев пока нет. Будьте первым комментатором!





    Регистрация





    Вход с паролем



    Забыли пароль?