пн.–пт. 10:00–19:00
  • Нижний Новгород +7 (495) 262-60-31
    доставка курьером, оплата при получении
  • Москва +7 (495) 196-71-77
    доставка 1–2 дня, самовывоз в день заказа

и культуре древней Руси, академика Бориса Александровича Рыбакова (–) был  ВВЕДЕНИЕ. Киевская Русь IX–XII вв. н.э. — общая колыбель трех  того, что Русь и составляющие ее русские суверенные княжества XIII–XV вв.

Рождение государственности было очень длительным многовековым процессом, но когда государство возникло, оно сразу стало предметом внимания во всем средневековом Старом Свете — от королевских домов Франции и Англии на Западе, до купеческих контор Багдада и Балха на Востоке. Русские летописцы, вводя своих читателей в историю славянства, раскрывали перед ними тоже весь Старый Свет — от Британии до Индонезии и Китая, щеголяя своими знаниями. Историческая роль Киевской Руси в Европе состояла, во-первых, в том, что с рождением этого восточнославянского государства зона европейского феодализма удвоилась, а во-вторых, в том, что на востоке Европы появился могучий земледельческий заслон, приостановивший беспрепятственное проникновение кочевых орд с востока на запад. Более того, опытнейший археолог, руководитель нескольких археологических экспедиций, Рыбаков прекрасно знал "городскую" специфику на территории Древней Руси I тысячелетия: Каменное зодчество на Руси сформировалось на полторы тысячи лет позже западноевропейского. А чисто деревянный город от шальной искры может сгореть дотла за 1—2 часа - труд не одного десятилетия. Поэтому наши умные предки городов в европейском понимании до IX—X вв. У истоков древнерусской государственности стоит мощный союз племен Среднего Поднепровья, объединивший вокруг себя десятки других племен. При написании этой книги, приуроченной к полуторатысячелетнему юбилею Киева, мною частично использованы тексты следующих моих работ, опубликованных в —е годы:. К вопросу об образовании ядра русской народности. Летописец-киевлянин дал очень важную относительную хронологию этих двух терминов: Вместе с тем тот же Нестор дает уравнение, поясняющее этническое тождество полян и русов:. Когда произошла замена имени полян именем русов? Насонова окончательно похоронили норманскую теорию происхождения летописных русов. Имя полян известно только летописцу-киевлянину оно связано с легендой о построении Киева. Создается впечатление, что поляне — очень древнее обозначение приднепровских славян, оставшееся в памяти летописца, но мало связанное с реальной жизнью средневековых славян. Причисление славян к скифам было обычным для греков. Готский историк Иордан передает сказание о смерти готского короля Германариха: Братья Сунильды, мстя за сестру, убили Германариха. Следует учесть, что в эпоху, предшествующую описанным событиям, славянское население Среднего Поднепровья в южной его части в значительной мере было пронизано сарматскими вклиниваниями, что могло содействовать смешению славян с сарматами, начавшемуся еще во времена Тацита.

  • Стикбейты своими руками
  • Насос для лодки саранск
  • Сборка лодки пвх аква 2900
  • Ловить на торпеду
  • Представляет интерес и трагическая героиня сказания, сестра воинственных росомонов Сунильда — Сванильда. Имя ее в готской легенде о смерти готского короля дано, естественно, в готской форме, но по своему смысловому значению — Лебедь — оно невольно напоминает имя сестры легендарных строителей Киева — Лыбедь. В прикладном искусстве земли росов — росомонов по Роси и Суде очень част сюжет священного лебедя: Археологически племя росов-росомонов обозначается примерно для этого времени в южной части приднепровского славянства по Роси, Тясмину и Суле. Память об этой древнейшей и минимальной земле росов сохранилась. Имя полян еще главенствует в сказании о постройке Киева, но внешний мир, судя по географическому очерку Захарии Ритора, знал уже народ рос. Область русского союза племен, в который входили северяне, какая-то часть древних племен, сохранившая название полян и, возможно, другие племена, была примерно в пять раз больше территории первичного племени руси. Приведенный перечень представляет очень большой исторический интерес, так как обрисовывает нам важный промежуточный этап процесса превращения Руси из союза племен в суперсоюз и из суперсоюза в восточнославянское государство. Конфигурация владений Руси напоминает перевернутую букву Т: От середины этой полосы поднимался на север перпендикуляр, охватывающий почти весь бассейн болотистой Припяти и доходивший на севере до правого берега Западной Двины в области Полоцка и речки Полоты. Для нас чрезвычайно важно было бы установить более или менее точную дату этого этапа собирания славянских племен в рамках рождающейся Руси. Большинство перечисленных союзов племен вошло в состав Руси, что подразумевало утрату самостоятельности этими землями. По прямому смыслу порядка летописных статей вхождения древлян, дреговичей, волынян и полочан в состав Руси должно было происходить до прихода болгар на Дунай; рассказав о славянских землях, вошедших в Русь, летописец непосредственно продолжает: Следовательно, утрату самостоятельности племенными княжениями древлян, дреговичей и полочан и их включение в Русь следует датировать отрезком времени в диапазоне от середины VII до начала IX в. Летописец Нестор перечисляет много неславянских племенных союзов финно-угорских, литовско-латышских: Некоторые восточные авторы называют раздельно русов и славян.

    Эту мысль, неверную в такой прямолинейной формулировке, следует, очевидно, выразить так: Один раз при конунге Олеге они захватили даже Киев, но в дальнейшем они упоминаются чаще как наемные отряды. Ошибочность наименования варягов русами в русских летописях с исчерпывающей аргументацией выяснена как уже говорилось в работах М.

    киевская русь и русские княжества xii xiii вв рыбаков борис александрович

    Племя росов, или русов, было частью славянского массива в первые века нашей эры. Имя росов связано с рекой Росью, притоком Среднего Днепра. Первым свидетельством о росах можно условно считать рассказ Иордана о росомонах, враждовавших с Германарихом готским. Русью стали называть как все восточнославянские земли, платившие дань Руси, так и наемные отряды варягов, принимавшие участие в делах Руси. Вопрос, поставленный здесь в заголовке, был и в заголовке исследовательской части труда Нестора. Поэтому для нас сейчас важно выяснить степень легендарности или историчности князя Кия и время его княжения, для того чтобы проверить исходную точку начала русской государственности, как она рисовалась первому киевскому историку. Естественно, что очень давно появился интерес к тому, когда же возник этот знаменитый город. Первая русская запись об основании Киева была сделана в одной из самых древних летописей задолго до Нестора. К сожалению, она содержит краткий пересказ давней легенды без каких бы то ни было хронологических примет. Эта запись стала хрестоматийной; она известна всем еще по школьным учебникам:.

    киевская русь и русские княжества xii xiii вв рыбаков борис александрович

    И сидяше Кый на горе, идеже ныне увоз Боричев, а Щек седяше на горе, идеже ныне зоветься Щековица, а Хорив на третией горе, от него же прозъвася Хоревица. И сътвориша градък въ имя брата своего старейшаго и нарекоша имя ему — Кыев. И бяше около града лес и бор велик и бяху ловяще зверь. И бяху мужи мудри и съмысльни и нарицахусе Поляне. Вероятно, таким же враждебным Киеву людям принадлежит и та пренебрежительная этимология названия города, которую успешно опроверг летописец Нестор: У Кыева бо бяше перевоз тъгда с оноя страны Дънепра — темь глаголаху: Киевские историки эпохи Мономаха дали достойный отпор этим провинциальным комментаторам. Й пакы Антиох — и бысть Антиохия… и пакы Александр — и бысть в имя его Александрия. И по мънога места тако прозъвани быша гради в имена цесарь тех и кънязь тех. Спустя полтора десятка лет Нестор произвел дополнительные разыскания, изучив современный ему исторический фольклор [97]. Он сообщил ряд интереснейших данных, приближающих нас к установлению даты основания Киева:. Но се Кый къняжаше в роде своемь и приходившю ему к цесарю, которого не съвемы, но тъкмо о семь вемы, якоже съказають, яко велику честь принял есть от цесаря, при которомь приходив цесари. Идущю же ему вспять, приде к Дунаеви и възлюби место и сруби градък мал и хотяше сести с родъм своим и не даша ему ту близь живущии. Кыеви же пришедъшю в свой град Кыев, ту живот свой съконьча; и брата его Щек и Хорив и сестра их Лыбедь ту съконьчашася. Лишь после этих разысканий Нестора легендарный Кий приобретает реальные черты крупной исторической фигуры. Речь шла, очевидно, о размещении войск Кия на дунайской границе империи, где поляне построили укрепление, но затем оставили его и во главе со своим князем возвратились на Днепр. Драгоценные сведения Нестора прояснили многое. К сожалению, ему осталось неизвестным имя того императора, с которым Кий заключал союз. Однако дело не безнадежно: Летописный рассказ о князе Кие находит почти полную параллель в повествовании византийского историка Прокопия Кесарийского. Анты на общем вече выбрали Хильбудия и отправили его в Царьград к цесарю []. Не будем выяснять запутанные рассказы Прокопия о Хильбудиях, в которых много противоречий и неясностей для самого автора, но отметим, что общая схема событий в византийской хронике и в русской летописи почти одинакова: Знали летописцы и последующих императоров Макрикия, Ираклия и др.

    Прямого ответа на него не будет, но косвенные соображения возникают. Обращение Византии к славянам за помощью могло иметь место лишь тогда, когда славяне уже вошли в контакт с империей. Долгое время она была отделена от славянского мира гуннами и готами. Монеты императора Анастасия, найденные в древнейшей части Киева Замковая гора , дополняются рядом косвенных свидетельств. В итоге можно сделать следующий вывод: Дата заключения союза между князем полян и императором Византии может колебаться в пределах трех — четырех десятилетий, захватывая конец V и первую треть VI в. Основание же города Киева, символизировавшее какой-то важный перелом внутри Полянского племенного союза, следует, по всей вероятности, датировать временем, предшествовавшим широкой славе Полянского князя, достигшей императорского дворца в Царьграде. В этом вопросе решающее слово принадлежит археологическим материалам, количество которых непрерывно возрастает. Проясняя первый вопрос, следует начисто отказаться от мысли, что археологические раскопки откроют классический средневековый город с кремлем и посадом, с торговыми площадями, ремесленными кварталами и несколькими концентрами укреплений. Рождающиеся города — это не сказочные палаты, возникающие в одну ночь, будучи воздвигнуты неведомой волшебной силой.

    Book: Киевская Русь и русские княжества XII -XIII вв.

    Причины и формы возникновения такого центра еще в первобытности могут быть различны и многообразны. Он может представлять собой порубежное или центральное укрепление, постоянный стан вождя, пункт сбора веча, место склада дани, племенной сакральный центр, перепутье важных дорог, место периодического торга и т. Не государственность первоначально создает города на пустом месте хотя факты постройки городов феодалами известны , а сам ход исторического развития родо-племенного строя приводит к умножению таких центров и к усложнению их функций. Государственность в ее четкой форме возникает лишь тогда, когда сложится более или менее значительное количество подобных центров, используемых для утверждения власти над аморфной массой общинников. Первичные классовые отношения зарождаются конвергентно в тех округах, где общество доросло до вычленения центров с наибольшим набором функций. С появлением государства большого масштаба процесс превращения разнородных центров в города, во-первых, ускоряется, а во-вторых, усложняется. Государство повсеместно наделяет их административно- фискальными функциями, добавляя нередко к ним и военные. Процесс, шедший ранее стихийно, теперь определяется уже государственными задачами, что приводит к известной сортировке прежних центров: Историю каждого известного нам города нужно прослеживать не только с того неуловимого момента, когда он окончательно приобрел все черты и признаки феодального города, а по возможности с того времени, когда данная топографическая точка выделилась из среды соседних поселений, стала в каком-то отношении над ними и приобрела какие-то особые, ей присущие функции. Топографически они тяготеют к прибрежной части города, к древней пристани на Днепре Подол, Замковая гора, овраги Глубочицы , но встречаются и на Старокиевской горе и в Печерске []. Погребения зарубинецкого и Черняховского типа свидетельствуют о том, что жителями этих мест, а следовательно, и владельцами римских монет были славяне, современники императоров Августа, Марка Аврелия, Константина Великого и др. Историческое значение многочисленных киевских монетных находок значительно шире, чем только констатация торговых связей этого участка Поднепровья с Римской империей. Если мы взглянем на общую карту монетных находок римского времени в Восточной Европе, то увидим, что место будущего Киева — самая северная точка массовых нумизматических находок. Другими словами, место будущего Киева носившее тогда, разумеется, какое-то иное имя уже в первые века нашей эры выделилось из среды других, стало отметной точкой на карте Восточной Европы.

    В римское зарубинецко-черняховское время положение изменилось, и впервые обозначилась торговая роль киевских высот и киевской гавани на Почайне. Быть может, отдаленные эпические воспоминания о южных купцах и о ярмарках у подножия Горы и позволили летописцу Сильвестру приурочить к киевским высотам созданную им фантастическую легенду о пребывании здесь св. Для эпохи исторического князя Кия территория будущего Киева не столь богата монетными сокровищами, но не менее интересна исторически. Ранее здесь располагались только кладбища; теперь возникла крепость, а внутри нее — большой каменный алтарь языческого святилища. Могильник простирался далеко на восток от новой крепости. Речь идет о грандиозном колонизационном потоке, который хлынул в е годы из славянских земель на Балканский полуостров, в пределы Византийской империи. В результате этого передвижения образовалась, как известно, третья славянская группа — южные славяне болгары, сербы, хорваты, словене и др. В движении на юг, как доказывают лингвисты, принимали участие не только окраинные южные славянские племена, но и более северные, глубинные []. По всей вероятности, это были славяне, в известной мере смешавшиеся с балтами, воспринявшие какие-то черты северной культуры. Путь, этих искателей новых земель шел по Днепру, по древней магистрали, связывавшей север с югом еще со времен Геродота. А хозяином этой магистрали был Киев []. Все это пространство занимало около четверти миллиона квадратных километров! Все ладьи, плоты и челны-однодревки, на которых лесные жители плыли к степным черноземным просторам, должны были неизбежно пройти мимо старого торгового места, у высоких берегов Днепра. Славянские князья племени полян получали в свои руки могучее средство управления потоками разноплеменных колонистов. Из их числа могли пополняться Полянские дружины; с проплывающих лесных жителей могла взиматься некая дань — мыто. В это самое время в лесостепи Среднего Поднепровья и отчасти в прилегающих степях формируется новая археологическая культура Пеньковского типа. Фибулы, декоративные цепи, детали питьевых рогов компактной массой встречаются на пространстве от устья Десны до Роси. Изобилие этих драгоценностей в ближайшем окружении Киева одно время наталкивало на мысль о местном их изготовлении [] , но X. Моора убедительно показал их прибалтийское происхождение и широкий ареал от Немана до Оки и от Финского залива до Киева []. Ее демократический полюс представлен более широкой географически Пеньковской культурой, а дружинный, аристократический полюс — оружием, серебряными височными украшениями, пальчатыми фибулами, заимствованными в Причерноморье. Русский племенной союз был, по всей вероятности, прочным ядром антских земель с подвижным населением. Как известно из летописи, поляне и русы некогда слились воедино, образовав общий племенной союз: Но и во времена летописца еще знали полян, заслоненных русами: Крепость близ устья Десны на днепровских высотах была исторически необходима.

    Исследователи полагают, что эти острожки служили не для постоянного проживания в них, а лишь как убежища на случай опасности; население жило постоянно в деревнях, расположенных иногда у самого острожка или поодаль от него. Факт почти одновременного возникновения сотен укрепленных острожков на огромной территории в высшей степени примечателен — появилась какая-то опасность. Едва ли речь может идти о внешней опасности типа аварского или хазарского нашествия — здесь, в глубине непроходимых лесов и болот, появление кочевников невозможно. Прежде всего это рост дружин и стратификация дружин по племенной принадлежности: Эти князья племенных союзов княжений при переходе от высшей ступени родо-племенного строя общества к государственности должны были широко пользоваться такой полупервобытной формой, как полюдье. Можно думать, что в древлянском княжении было свое полюдье, в кривичском — свое и т. Киев возникает одновременно не только с массовым продвижением на юг, с созданием мощного племенного союза Полян — Руси, но и с интереснейшим процессом создания городищ-острожков на большой территории, служивших то ли убежищами от ставших воинственными соседей, то ли укрытиями от племенных дружинников или же узловыми пунктами княжеского полюдья. Не будем упрекать средневекового историка за то, что начало процесса феодализации он принял за окончательное оформление государства — он уловил то, что не всегда улавливают современные нам историки: Этот переломный момент он символически изобразил как основание Киева в земле Полян. Константин Багрянородный и на этот счет сообщает интересные сведения. По берегам Роси возникли города, заселенные черноклобуцкой знатью Юрьев, Торческ, Корсунь, Дверен и др. Защищая Русь от половцев, торки и берендеи постепенно воспринимали русский язык, русскую культуру и даже русский былинный эпос. Переяславская земля восточнее Днепра по А. Столицей полуавтономного Поросья был то Канев, то Торческ, огромный город с двумя крепостями на северном берегу Роси. Черные клобуки играли важную роль в политической жизни Руси XII в. Бывали случаи, когда Черные клобуки гордо заявляли одному из претендентов на киевский престол: Ростово-Суздальская земля действовала уже самостоятельно. Смоленск по своей воле принимал князей. В Галиче, в Полоцке, в Турове сидели свои особые князья. Славянский мир Нестор преподносил читателю как совокупность больших племенных союзов Поляне, Радимичи, Чехи, Ляхи, Поморяне и др. При повторном редактировании в труд Нестора, особенно внимательного к киевскому югу, была искусственно вставлена неумело скомпонованная легенда о призвании варягов северными племенами, с чего будто бы и началась русская государственность. Эти две взаимоисключающие друг друга концепции так и остались в составе того исторического произведения, которое мы связываем с именем Нестора.

    Рассказ Иордана об антах IV в. Второе противоречие — географическое. Но, кроме указаний Прокопия, есть данные Иордана о земле антов между Днестром и Днепром, а также данные лангобардской легенды, свидетельствующие о том, что лангобарды до г. Искать его нужно где-то в северной части Карпат, в земле восточнославянских племен белых хорватов и волынян. Понятие анты — более широкое, чем область пальчатых фибул. Ареал пальчатых фибул VI в. Находки пальчатых фибул на Дунае могут свидетельствовать лишь об участии русов в походах на Дунай. Обряд трупосожжения при отсутствии в большинстве областей курганных насыпей очень мало оставляет на долю археологов. Лишь в IX—X вв. Но тем не менее они могут и должны быть использованы как исторический источник. В последнем случае мужские и женские вещи часто сочетаются в одном кладе. Захоронения подразделяются, как и в эпоху полей погребений, на сожжения и трупоположения, свидетельствуя об известной преемственности обряда. Древности русов V—VII вв. Изредка встречаются вещи, выходящие из крута предметов личного убора, например, серебряная посуда. Места поселений этого времени до сих пор почти не исследованы и поэтому преемственность с поселениями эпохи полей погребений не прослежена. Мужские и женские вещи лесостепной полосы можно разделить на три категории: Основными чертами единства являются поясные наборы и фибулы. Поясные наборы тех типов, которые известны среди древностей русов, не являются спецификой только этой лесостепной области. Серебряные наконечники поясов и портупейные Т-образные застежки, часто встречаемые с мечами, распространены очень широко. Поясные и портупейные наборы — яркое доказательство сложения очень широкой в географическом смысле культуры воинов-дружинников, выделенных разными племенами, объединяющимися в огромные военные союзы, и воевавших на всем пространстве Римской империи, павшей в конце концов под их ударами. Если для мужчин-русов были характерны пояса с серебряным набором, то для русских женщин V—VII вв. Обычай застегивать плащи фибулами существовал у славян и ранее, но только к середине I тысячелетия развивается любовь к пышной декоративности плащевых запон.

    В Приднепровье долго бытовали сравнительно скромные арбалетовидные и двупластинчатые фибулы общеевропейских типов, затем появились яркие бронзовые фибулы с выемчатой эмалью, исчезнувшие около V в. Начиная с IV в. Роси до средней Оки. Местные воспроизведения южных образцов очень многочисленны и разнотипны. Массовыми они становятся уже на рубеже V—VI вв. Одним из ранних типов V—VI вв. Рось с характерным рельефным спиральным узором на щитках. Географически этот тип фибул охватывает Поросье, встречается в Северской земле и в Муромской. Эти фибулы можно подразделить на два основных типа: Географически оба типа не разделяются — оба они очень часты в случайных находках в Русской земле от бассейна Роси и далее на восток до Донца и Дона. Кроме описанных выше нескольких типов фибул, характерных для всей лесостепной Русской земли в V—VII вв. Область пальчатых фибул является, кроме того, и областью спиральных височных колец, не встречаемых нигде за пределами Русской земли. Мы рассмотрели только часть инвентаря кладов и погребений, находимых в земле древних русов. Целый ряд устойчивых археологических признаков фибулы, височные кольца выделяют из числа других славянских земель именно ту ее часть, которая вплоть до XII в. Это позволяет отнести время выделения этой земли не к IX, а к VI в. В общих чертах эту область можно обозначить как пересечение бассейнов Днепра и Северского Донца широкой полосой лесостепи. Западная граница идет от Киева на юг к среднему течению Роси и к Тясмину. Исключения есть для обеих эпох, и, что особенно интересно, они совпадают. Так, в XII в.

    Киевская Русь и русские княжества XII -XIII вв., стр. 1

    Случи, было найдено погребение сожжение с двумя пальчатыми фибулами VI в. Северная граница идет от Киева на Чернигов и далее на северо-восток к Стародубу с. Отсюда граница идет к Курску с. Моква и далее на юго-восток к течению р. Отдельные находки есть и на Дону, несколько ниже Воронежа с. Южная граница менее определенна: Наиболее южной находкой является пальчатая фибула, найденная в с. Волоском, у днепровских порогов, на правом берегу Днепра [15]. Мы видим поразительное совпадение между ними. Как увидим ниже, область древностей русов может быть подразделена по наличным материалам на два района, отвечающих размещению двух близких между собою племен, составивших в V—VII вв. Русский племенной союз был, по всей вероятности, длительным и прочным, т. Крупные изменения, происходившие в славянском мире в V—VI вв. Старые племенные союзы распадались; в новых условиях возникали новые. В е годы, когда Иордан писал об изменении имени венетов в зависимости от зарождения новых племенных образований, в восточной части Византийской империи безымянный автор-сириец впервые упомянул имя народа Рос. За воротами живут булгары со своим языком, народ языческий и варварский у них есть города , и аланы, у них пять городов. Из пределов Даду Дагестан живут в горах, у них есть крепости. Ауан-гур — народ, живущий в палатках, аугар, сабир, булгар, куртаргар, авар, хазар, дирмар, сирургур, баграсик, кулас, абдел, эфталит — эти тринадцать народов живут в палатках, существуют мясом скота и рыб, дикими зверьми и оружием. Дальше на восток у северных краев есть еще три черных? Попытаемся разобраться в географических представлениях автора, впервые упомянувшего русов. Как и многие восточные географы, писавшие после него в IX и X вв. Нам очень трудно правдоподобно разместить на карте земли амазратов карликов? Возможно, что в описываемое Псевдо-Захарией послегуннское время старое сармато-аланское население было частично оттеснено к северо-западному углу южнорусских степей. По археологическим данным можно говорить об оседании сарматов на южной опушке лесостепи — от Северского Донца и далее на запад к нижнему Днепру. Судя по тому, что, кроме тринадцати тюрко-язычных племен авары, кутургуры, хазары, болгары и др.

    киевская русь и русские княжества xii xiii вв рыбаков борис александрович

    Следует отметить, что народ Рос, наделенный богатырским ростом, автор не смешивает с амазонками и не ставит родство с ними, а только говорит об их соседстве. С какой стороны народ Рос примыкал к амазонкам? Юг и восток исключаются, т. Народ Рос противопоставлен кочевникам почти так же, как у Тацита венеты противопоставлены сарматам; отсутствие оружия у богатырей-русов следует понимать не дословно, а лишь по сравнению с кочевниками, живущими, по словам автора, постоянным разбоем. Дьяконов указывал, что сирийское начертание имени народа богатырей может быть прочтено с двоякой огласовкой: Географически область народа рос должна соответствовать юго-восточной окраине антских племен, где древние венеты со времен Тацита смешивались с сарматами. Здесь, в лесостепной полосе, мы находим и Русскую землю наших летописей, и культуру пальчатых фибул, которая может помочь в географическом приурочении народа рос рус середины VI в. Археологические материалы V—VII вв. Древности русов — это личные уборы воинов и их жен, живших на границе степи и связанных постоянными и прочными связями с боспорскими городами, с южными разноплеменными военными союзами, полем деятельности для которых были степные просторы Причерноморья, Северного Кавказа, долины Дуная, равнины Ломбардии, средней Франции и Испании. Древности русов по своему характеру очень близки к вещам предмервингского стиля Западной Европы, что объясняется, разумеется, не готским или лангобардским происхождением приднепровских фибул и поясных наборов, а давно доказанным формированием этого стиля в Причерноморье. К берегам Понта издавна тянулись выходцы из различных славянских племен. Участие славян можно предполагать и в знаменитых походах на Дунай и на кавказское побережье Понта в е годы. Нам очень трудно уловить этих бродников по каким-либо определенным признакам материальной культуры, т. Так бывало в VI в. Участие русов в общеантских походах VI в. Золотые и серебряные вещи, изделия со штемпелями константинопольских мастерских, христианская церковная утварь — все это оказывалось в антской, русской лесостепи в качестве трофеев победы. Совпадение летописных данных о Русской земле с ареалом определенных археологических находок V—VII вв. Но что представляют собою эти русы? Насколько монолитна их территория? Являются ли русы V—VI вв. Без решения этих вопросов мы не сможем исторически осознать установленное выше археологическое единство в V—VI вв. Более пристальное изучение археологического материала V—VII вв. Роси и восточный — Курско-Харьковский, который можно назвать северянским. Одним из таких признаков являются височные кольца, различные в обоих районах двуспиральные в восточном и большие односпиральные в западном. Вторым признаком могут служить зооморфные фибулы, не встреченные ни разу в восточном районе.

    Как сообщает Псевдо-Маврикий конец VI в. Как мы знаем из позднейших материалов археологических и письменных , парные погребения характерны для богатых и знатных русов. Датировка курско-харьковских кладов не представляет затруднений, т. Для определения племенной принадлежности необходимо обратить внимание на височные кольца, являющиеся надежным этнографическим признаком. Близкими являются не только височные кольца, но и весь женский головной убор. Северянские клады погребения в столпах? Делать выводы из географического размещения ареалов преждевременно, т. Промежуточным звеном между двуспиральными кольцами VI в. В составе клада десять серебряных спиральных височных колец курганного типа, два радимичских семилучевых кольца, восемь серебряных браслетов архаичного типа с расширенными концами и серебряная гривна ромбического сечения с петлей и но — жевидными концами. Дата клада судя по гривне — IX в. Следовательно, переход от двуспиральных колец к односпиральным что совершенно не сказывалось на внешнем облике убора совершился между VII и IX вв. Северяне в V—VI вв. Сложение Северского племенного союза можно относить к значительной древности. Из состава северян выделялись бродники, оказавшиеся на юге в таком значительном количестве, что их и там, далеко от своей родины, называли в VI в. Аспарух переселил южнее Том и Преславы. Следует отметить, что именно в районе доаспаруховского поселения дунайских северян позднейшая традиция указывала русские города. Установление в V в. Расположенный на границе степей, этот союз сыграл двоякую роль в жизни составивших его племен: Кроме того, северские русы, вероятно, принимали участие в общерусском движении — вдоль лесостепной полосы на северо-восток к славянским и мордовско-муромским племенам средней и нижней Оки, где позднее возникли русские города Рязань и Муром, именно в тех местах, куда в V—VII вв. В приднепровской, западной части области древностей русов большинство находок группируется в двух районах: В обоих случаях это — лесистые острова среди обширных полян. Одна из них, тянущаяся на 70 км между Тясмином и Днепром, носит характерное название Русской Поляны. В обоих случаях древности русов совпадают географически как со скифскими курганами, так и с полями погребений. Как поля погребений, так и древности русов одинаково обрываются на юге на границе лесостепи, не выходя в чистую ковыльную степь. В тясминском районе особый интерес представляет знаменитое Пастерское Галущинское городище, где найдены все типы фибул и других вещей с III до IX в. Наибольшее количество фибул Приднепровья происходит именно из Пастерского городища. Самым важным из кладов Поросья является Мартыновский клад, который может служить ключом ко многим загадкам и неясностям. Мартыновке Каневского р-на Киевской обл. Село Мартыновка расположено недалеко от слияния Роси с Россавой, в 10 км на юго-запад от Канева и в 5 км от Малого Ржавца.

    И в самой Мартыновке, и в окрестностях есть скифские курганы, памятники эпохи полей погребений и средневековые русские XII в. Клад состоит из посуды, мужских вещей, женских украшений и уникальных серебряных фигурок коней и людей. Дата Мартыновского клада определяется многочисленными аналогиями с вещами V—VI вв. Возможно, что клад составился из вещей, накапливавшихся на протяжении некоторого времени. На мужских поясных наборах мы явно ощущаем их неоднородность и две хронологические различные группы хотя и недалеко отстоящие друг от друга. Все фигуры коней и людей, фибулу и часть поясных пряжек первой и второй групп, мне кажется, нужно отнести к V в. Клад, очевидно, принадлежал нескольким лицам. Женский набор, судя по двум разрозненным наушникам, составился из вещей двух особ. Более цельным в этом отношении представляется Мало-Ржавецкий клад, принадлежавший одной владелице.


    Комментарии

    Комментариев пока нет. Будьте первым комментатором!





    Регистрация





    Вход с паролем



    Забыли пароль?